Stroi-doska.ru

Строй Доска
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько поездов пущены под откос

Поезда летели под откос.

Текст: Кирошко Андрей

(Окончание. Начало в № 232.)

Первые походы — первые успехи

В первый боевой поход «Полярник» вышел 23 июня. Ему предстояло мелкими диверсионными группами действовать в районе железной дороги Алакуртти — Куолаярви. К тому времени партизаны были вооружены оружием отечественного производства — каждому взводу выдавалось по 2 ручных пулемета, по 3 автомата, остальным бойцам — винтовки. Было в арсенале и специальное оружие. Это так называемые «БраМиты» — винтовка или карабин с дульной насадкой для бесшумной стрельбы. (В названии устройства, кстати, «зашифровано» указание на изобретателей — братьев Митиных.) Один «БраМит» выдавался на отделение или взвод и применялся для снятия часовых.

Поход был успешен: пущен под откос воинский эшелон, взорваны мосты через реку Тенниейоки и на шоссейной дороге Алакуртти — Куолаярви — Савукоски совершен налет на гарнизон противника, взорвана пятитонная машина с вооружением. Мост взрывали так. 19 июля, минуя вражеские посты, достигли намеченного объекта. В течение дня и вечера вели наблюдение, рассчитали, сколько потребуется зарядов взрывчатки, распределили обязанности между бойцами. Глубокой ночью сняли часового, быстро заложили мины, облили мост горючим, и он загорелся. После этого группа без потерь отошла в лес.

Следующий поход стал еще более удачным. Подорваны 4 воинских эшелона, взорваны мосты на участках шоссейных дорог Алакуртти — Кайрала и Куолаярви — Савукоски.

Появление хорошо подготовленных диверсантов на территории Финляндии стало, вероятно, для финского командования полной неожиданностью. Иначе трудно объяснить не только удачные действия партизан, но и их минимальные потери. Например, во втором походе «Полярник» потерял убитыми семь человек, из которых четверо по собственной оплошности подорвались на минах, а один был расстрелян за трусость. Таким образом, боевые потери составили всего два человека.

Были случаи, близкие к комичным. Взвод партизан численностью 18 человек под командованием Анатолия Пискова вышел на железную дорогу, чтобы пустить под откос воинский эшелон. 7 октября партизаны заминировали полотно железной дороги, тщательно замаскировали заряды и укрылись в полусотне метров от дороги в ожидании. Выводившийся на рельс колесный замыкатель, который приводил мину в действие, следовало установить перед самым подходом поезда.

В 21 час по полотну дороги с фонарем прошел патруль, мин он не обнаружил. Но патруль еще не успел скрыться, как показался поезд, направлявшийся к фронту. Александр Долгин на глазах у финнов выбежал из укрытия и набросил колесный замыкатель. Финны, видя, что у дороги кто-то копошится, окрикнули его. Долгин не обратил на окрик никакого внимания. Тогда один из финнов поднял автомат и стал целиться. Но Долгин не растерялся. Он поднялся во весь рост, громко выругался и погрозил финну кулаком. Тот в недоумении опустил автомат. Воспользовавшись замешательством, Долгин бросился от полотна дороги, мощный взрыв отбросил его в сторону, поезд потерпел катастрофу. Сидевшие в засаде партизаны открыли по уцелевшим вагонам огонь.

Финский ответ

Такие прогулки в своем тылу финны долго терпеть не собирались. И когда 30 ноября 1942 года архангелогородцы силами уже трех отрядов снова направились в рейд, противник дал жесткий отпор. Соединение потеряло убитыми и пропавшими без вести 86 человек. Еще пять человек были расстреляны за трусость. 19 ранены и обморожены. Задание уничтожить 10 эшелонов выполнено не было. Справедливости ради надо сказать, что врагами партизан стали не только финские войска, но холод и голод. Выяснилось также, что многие из бойцов плохо владеют лыжами. Они, обессилев, отставали от общей колонны и попросту замерзали. Были случаи, когда из диверсионных групп в 10-12 человек до своих баз доходили только 2-3. Полностью не вернулись группы Кононова (25 человек) и Пискова (11 человек). Погиб в том походе и Александр Долгин, грозивший кулаком финскому патрулю. Исчезли, растворились в финских лесах 14 человек группы Белова, а вышедшие их встречать 17 бойцов под руководством командира отряда «Сталинец» Александра Цветкова попали в засаду и погибли в бою.

Очень красноречиво говорит об этом страшном походе отрывок из дневника комиссара партизанского отряда «Полярник» Диомида Майзера:

«2 января. Прибыли Павлов и Афанасов со своей группой. Задание не выполнили — не дошли до объекта. Тем не менее эта группа имеет потери: один взорвался на летней финской мине, один умер от истощения, трех человек оставили в пути, не могущих дальше двигаться; первый шел хорошо, но отстал от отряда. Я и другие товарищи были чрезвычайно возмущены таким отношением к человеку. Послали для оказания помощи группу Костылева, который в 18 км от лагеря нашел два обнявшихся замерзших трупа. Картина потрясающая. Это лежит на совести командования группы.

3 января. Вернулся из разведки Сажин, нашел своих двух бойцов, которых оставил при выходе. Оба товарища найдены мертвыми в шалаше. Люди умерли от голода. Сегодня вечером пришли в лагерь Третьяков и санитарка Шура. Пришли измученные и обмороженные. Голодом они шли с 26 декабря, т.е. шесть дней. На КП мы все сразу же стали их приводить в чувство, особенно Шуру Попову. Валенки снять с ног не могли, т.к. они примерзли к ногам. 2 часа Соня и Нюра оттирали помороженные ноги и из 4-й степени привели во 2-ю. По словам этих товарищей (Третьякова и Поповой. — Прим. авт.), всего из 13 человек группы вышли только вдвоем, три бойца умерли от голода, а восемь человек, в том числе и начальник штаба отряда «Большевик», остались в 60 километрах от лагеря и не могут двигаться от истощения.

…Задание ни одна из групп не выполнила».

Пополнения после этой драмы отряды не получили, но штаб партизанского движения Карельского фронта это не остановило. В феврале бригаду снова отправили в поход. В этот раз обошлось без обморожений и голодных смертей, но и результат был далек от летних походов 1942 года — взорван один эшелон да уничтожено 300 метров телефонного кабеля.

За те два зимних похода невозвратные потери партизан составили 95 человек. Притом что за всю войну архангелогородцы потеряли 126 человек убитыми и 73 пропавшими без вести.

Игра в кошки-мышки

Летом 1943 года партизаны хорошо подготовили и провели операцию «Рельсовая война». Вот что о ней вспоминает бывший командир отряда «Большевик» Георгий Артамонович Калашников:

«Мне пришлось разрабатывать операцию «Рельсовая война» на Кандалакшском направлении. Между отрядами распределили участки дороги Ручьи — Куолаярви. В каждом отряде было несколько диверсионных групп по 5-7 человек. Вся группа выходила на железную дорогу. Впереди шел пулеметчик. Второй номер — прикрытие. Сзади шла группа подрывников. Один ставил мину, то есть скобочкой прикреплял толовый шар к рельсу, второй вставлял запал, третий поджигал. Заранее были подготовлены бикфордовы шнуры определенной длины. Если минер поджигал первую мину, то она взрывалась в тот момент, когда он, поставив последнюю, уходил в укрытие. Взрыв был произведен в 24 часа.

Операция была очень удачной. В отряде не было ни одного раненого и ни одного убитого. А шуму наделали много, и пленный после этой операции показал, что все были перепуганы и решили, что в тыл вошла большая группировка советских войск с минометами и артиллерией. Когда рельсы рвались, то они летели с визгом, и делалось такое впечатление, что применяются катюши. Это одна из наиболее удачных и эффективных операций».

Всем соединением партизаны в тыл противника в 1943 году не ходили, действовали мелкими группами. И такая практика снова привела к успеху. Партизанский отряд «Большевик» действовал в тылу противника в районе железной дороги Меркиярви — Курсу и шоссейной дороги Кемиярви — Куолаярви. Пущен под откос воинский эшелон противника. Отряд «Полярник» отправился в район железной дороги Алакуртти — Сарвиселькя и шоссейной дороги Миокколахти — Куолаярви. Пущены под откос два воинских эшелона, разгромлен гарнизон. «Сталинец» оседлал шоссе Савукоски — Куолаярви. Разгромлен финский гарнизон, взорвано пять мостов, уничтожено около двух километров телефонно-телеграфной линии связи.

К концу лета 43-го финны приспособились к новой тактике партизан. Отправившийся во второй летний поход «Большевик» на пути к железной дороге был обнаружен противником и после боев возвратился на базу.

И тогда партизаны снова вернулись к действиям крупными соединениями. Более того, на помощь архангелогородцам прибыли отряды из Карелии — «Боевые друзья», имени Чапаева, «Мстители». В конце 1943-го и до окончания войны на Карельском фронте осенью 1944-го партизанская война на Кандалакшском направлении характеризовалась нападением на гарнизоны и опорные пункты финско-немецкой группировки. В частности, были разгромлены гарнизоны в Марти, Нарускайоки, Араярви, Локка. Были серьезные бои с отрядами финской армии. Но эти события еще ждут своего исследователя.

Читать еще:  Заложение откоса земляного сооружения характеризует откоса

14 октября 1944 года партизанские отряды по приказу командования влились в регулярные части Красной Армии и продолжали борьбу с врагом, освобождали Прагу, Варшаву, Краков. Многие их бойцы дошли фронтовыми дорогами до Берлина.

Время след не сотрет

Партизаны вернулись в Шуми-городок в 1979 году. А в следующем здесь был установлен мемориальный комплекс. На открытие пригласили командира отряда «Большевик» Георгия Артамоновича Калашникова. Он помог активистам музея Енской школы восстановить фамилии партизан, погибших в здешних местах. Большой подарок музею сделал бывший военный фотокорреспондент Яков Григорьевич Местечкин, поделившийся снимками, сделанными в партизанских отрядах. (Некоторые его фотографии использованы и в этой публикации.)

Шли годы, и они, конечно, не прибавляли сил ветеранам. Каждый раз все меньше приезжало бывших бойцов в Шуми-городок на традиционные встречи. В 1999-м — всего десять человек, а через пять лет, когда отмечалась 60-я годовщина разгрома врага в Заполярье, не смог приехать уже никто. Но стереть оставленный этими людьми след не сможет даже время.

29 июня — День памяти партизан и подпольщиков

НАРОДНАЯ ВОЙНА

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима развернулась и велась народная война в форме партизанского и подпольного движения. Это было уникальное явление. По своему размаху и эффективности оно оказалось неожиданным для противника, хотя в СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению достаточного количества кадров. Массовое партизанское движение на оккупированных территориях стало символом народного сопротивления агрессорам.

3 июля 1941 г. в речи И.В. Сталина, прозвучавшей по радио, прозвучали призывы к развертыванию в тылу врага партизанской и диверсионной деятельности. 30 мая 1942 г. Сталин дал указание создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил П.К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД.

В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение сопротивления на оккупированных советских землях. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 г. издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей.

Деятельность партизан была многогранной. Они нарушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т.д. Наиболее крупной в 1943 г. была проведенная партизанами операция «Рельсовая война», которая являлась составной частью битвы под Курском. В ходе операции было взорвано 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что способствовало успешному наступлению Красной Армии.

МИЛЛИОН ПАРТИЗАН

Всего в 1941-44 гг. в тылу врага действовало 6 200 партизанских отрядов общей численностью в 1 млн. человек. С 1942 года в тылу у противника образовывались целые «партизанские края», в которых восстанавливалась советская власть. Особую роль они сыграли в нарушении тыловых коммуникаций. За годы войны ими было произведено 20 тыс. крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тыс. мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тыс. автомашин, 350 тыс. вагонов, цистерн и платформ, выведено из строя 6 тыс. танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, уничтожено более 600 тыс. и взято в плен более 50 тыс. солдат и офицеров противника. Такого количества живой силы и техники хватило бы для создания крупной стратегической группировки врага.

Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным тылом. Это была, прежде всего, заслуга партизан и подпольщиков. Более 300 тыс. партизан были награждены орденами и медалями. 249 партизанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения С.А. Ковпак и А.Ф. Федоров были удостоены этого высокого звания дважды.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Энциклопедия. Отв. Ред. А.О. Чубарьян. М., 2010

Партизаны, конечно, не имели непосредственной связи с агентурной разведкой, более того, они, вероятно, даже не знали о ее существовании. Но если агентурная разведка могла раскрыть главные стратегические замыслы немцев, то партизаны в свою очередь могли установить, как проводятся эти стратегические замыслы в жизнь; если агентурная разведка могла раздобыть сведения об отдельных планах немцев, то партизаны могли наблюдать осуществление этих планов. И поскольку партизаны могли следить за противником сразу во многих районах, их данные позволяли русским распознавать главные замыслы врага даже в тех случаях, когда агентуре заранее ничего не удавалось узнать. Поэтому партизаны вправе считать, что не только честь завоевания побед на полях сражений, но и честь достижения успехов в разведке отчасти принадлежит и им.

Ч.О. Диксон, О.Гейльбрунн. Коммунистические партизанские действия. Лондон, 1954

ИЗ ЖИЗНИ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРЫМА

В середине ноября неожиданно появился пропавший «Серго». Он пришел ко мне вместе с одним из своих помощников, Петей Смирновым, у которого была странная кличка «Семь плюс восемь», и связным Колей — мальчиком лет пятнадцати. Фалиппыч знал «Серго» и познакомил меня с ним.

Это был грузин высокого роста, плотный, с умными черными глазами и маленькими усиками. Одет очень элегантно, в модном костюме, в новом демисезонном пальто.

Я ему очень обрадовался.

— А мы боялись, что с вами несчастье случилось.

— Пустяки. Имел маленькое приключение. — «Серго» добродушно улыбнулся, приглаживая зачесанные назад черные волосы. — Был в Воинке. Оттуда решил поехать на Перекоп — посмотреть, что там делается у немцев, и наладить связь с нашими. Поехал на грузовой с надежным парнем — шофером. Все было хорошо, только пропуска на машину у нас не было. На станции Ишунь к нам придрался немецкий жандарм и задержал. Сам сел за руль, а с нами посадил русского полицая. Везет обратно в Воинку. Что делать? Не умирать же! Я говорю полицаю: «Ты русский, и мы русские, давай убьем немца и уедем в лес к партизанам. Ты нас спасешь, а мы тебя». Он сначала задумался, а потом как застучит в кабинку: «Партизаны! Хотят нас убить!» Жандарм сразу остановил машину, выскочил, пистолет — на нас. Нам скрутили руки, привезли в Воинку, посадили в каталажку. [189] Но у меня хорошие подпольщики. Ночью нас освободили и на линейке доставили в город.

«Серго» рассказывал эту историю спокойно, с юмором, как занятное дорожное приключение, но у Пети на бритых щеках краска выступила. Видно, все это было не так уж весело.

— Что же думаете делать? — спросил я «Серго». — Вас же разыскивают теперь по всему Крыму.

— Они нас всегда ищут! — махнул он рукой. — Переменю паспорт, квартиру и буду дальше работать.

— Не лучше ли вам на время уйти в лес?

— Зачем? Получше замаскируюсь и буду жить.

— Нет. Мои ребята из полиции достают. С готовой пропиской, по пять тысяч рублей за штуку. Если нужно, могу и вам дать.

ЮНЫЙ ПАРТИЗАН

Павлик Титов для своих одиннадцати был великим конспиратором. Он партизанил два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Многие эпизоды его боевой биографии так и остались неизвестными. Известно же вот что. Сначала Павлик и его товарищи спасли раненого, обожженного в сгоревшем танке советского командира – нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варганили какие-то лекарственные отвары. Благодаря мальчишкам танкист быстро поправился.

В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами. Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники.

Он вообще был ушлым парнишкой. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой:

Читать еще:  Гост для дверных откосов

— Думаю, вам пригодится… Не самим носить, конечно…

— Да купались фрицы…

Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943 года. Не в бою. Немцы проводили очередную карательную операцию. Павлик с родителями прятался в землянке. Каратели расстреляли всю семью – отца, мать, самого Павлика и даже его маленькую сестренку. Он был похоронен в братской могиле в Сураже, что недалеко от Витебска.

ПАРТИЗАНСКАЯ ПРИСЯГА

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Красных партизан, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным партизаном, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все приказы командиров и политических руководителей.

Я клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской родине и рабоче-крестьянскому Правительству.

Я готов, как верный сын своей родины, с оружием в руках действовать во временно захваченных районах, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников.

Я клянусь мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни, преследовать и уничтожать на каждом шагу чужеземных захватчиков и грабителей до полной победы над врагом.

Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.

КОМАНДИРЫ

Из дневников С.А. Ковпака:

«Воодушевленные победой над в несколько раз сильным противником, бойцы еще больше укрепили веру в победу, а население еще смелее начало идти в отряды»

Партизаны оружие и даже взрывчатку добывали в боях с врагом. Партизанский командир С.А. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик — Гитлер».

Активный участник партизанского движения П.П. Вершигора:

Описание партизанского лагеря С.А. Ковпака: «Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в почаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, — это мое первое впечатление об отряде Ковпака».

Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым. Он говорил, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтённых «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти».

А.Н. Сабуров (руководитель партизанского движения на Украине) о деятельности партизан:

«Во время подготовки к рейду и в нашем штабе было немало горячих споров. Мы не раз воспроизводили на карте все возможные ситуации столкновений с врагом, выбирали самые тяжелые, невыгодные для нас условия и искали выход из них. Над планированием рейда работало много людей. Это было подлинно коллективное творчество. И прежде всего мы прислушивались к словам тех, у кого за плечами был не один успешный бой, поучительный с точки зрения партизанской тактики. Учитывалось все, до самых мелких подробностей, создавались планы и контрпланы, и при этом исходили мы из того непреложного факта, что в рейде на долгие раздумья фашисты не дадут нам времени.

Но даже при таком серьезном подходе к разработке рейда сомнения полностью не исключались. Некоторые не скрывали своей озабоченности относительно того, можно ли будет действовать в тех областях, где врагу уже удалось разбить, а то и почти полностью уничтожить партизанские отряды и партийное подполье.

Это верно, пожалуй, что на Брянщине, Орловщине и частично на Смоленщине партизанам воевать было легче. На Брянщине раньше, чем в других областях, сумели объединиться ранее разбросанные, изолированные друг от друга отряды, там люди нашли в себе мужество быстрее преодолеть межрайонные и областные барьеры, и тем самым был создан единый мощный партизанский кулак, что, в свою очередь, открыло возможность наносить врагу более массированные и, следовательно, более ощутимые удары.

Широко развернувшиеся действия объединенных партизанских отрядов вынудили оккупационные власти сосредоточивать войска в крупных гарнизонах, чтобы тоже собрать свои силы в кулак. В результате немцы оставили целые лесные районы, полностью уступив их партизанам. Так и создался партизанский край, ставший притягательной силой и надеждой всех окрестных жителей.

Но ведь этого можно добиться и на Украине!

Советские люди, оказавшиеся на временно оккупированной земле, повсюду с ненавистью относятся к врагу и глубоко понимают свой долг перед Родиной. И если в одном месте партизанское движение развито слабее, чем в других местах, так это не потому, что местные жители примирились с оккупацией, а потому, что некому возглавить их патриотический порыв и организовать борьбу с врагом. И одна из главных задач нашего рейда — исправить такое положение»

Путевой обходчик Федор Крылович: укротитель «Тигров» со станции Осиповичи

План ЦШПД

В апреле 1943 года на советско-германском фронте началось самое длительное за войну затишье — продолжавшееся до 5 июля.

В Ставке Верховного главнокомандования и Генеральном штабе напряженно работали над планом летнего наступления (которое должно было начаться после отражения удара немцев на Курской дуге).

К обеспечению этого наступления привлекались и партизаны. Им предписывалось нанести одновременный массированный удар по коммуникациям вермахта — железным дорогам, по которым к фронту шли резервы, техника, боеприпасы, продовольствие и другое снабжение.

«От восхода до заката по выцветшему небосводу в своем извечном вираже катилось серое раскаленное солнце, — вспоминал воевавший на Западном фронте летчик А.Н. Ефимов. — Только к вечеру где-то за горизонтом порой собиралась гроза и, подобно залпам из тысячи орудий, гремел гром, как бы предвещая недругу погибель на русской земле» 2 .

В эти последние июньские дни 1943 года начальник ЦШПД, первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко, только в марте надевший форму генерал-лейтенанта, представил командованию план под названием «Рельсовая война». Суть его заключалась в одновременном подрыве на коммуникациях группы армий «Центр» сотен тысяч рельсов.

Тут-то и прозвучало особое мнение заместителя начальника Украинского штаба партизанского движения (УШПД) по диверсиям полковника Старинова.

Специалист — против

Да, подрывать надо не рельсы, а поезда! Пускать их под откос при помощи противопоездных мин замедленного действия, угольных мин (замаскированных под кусок угля, что кидают в паровозный тендер), колесных замыкателей и прочей спецтехники.

Ведь рельсов на коммуникациях вермахта — миллионы штук. А подвижного состава (и прежде всего паровозов) — довольно ограниченное количество.

Полковник Старинов — ас подрывного и диверсионного дела. Учился ему и учил других еще с 1920-х годов.

И не только учил. Поезда — а также мосты и тоннели — в тылу противника он взрывал еще в 1936 — 1937 годах, во время гражданской войны в Испании, в бытность военным советником в армии республиканцев.

В 41м руководил минированием железных и шоссейных дорог и мостов на пути наступающего вермахта в Белоруссии, на Украине, под Москвой и Ростовом-на-Дону.

И это Илья Старинов 14 ноября 1941 года испепелил миной замедленного действия штаб немецкого гарнизона в Харькове — уничтожив при этом и начальника гарнизона, командира 68й пехотной дивизии вермахта генерал-майора Георга Брауна. (В генерал-лейтенанты его произвели посмертно).

Мнение такого специалиста — это серьезно.

Тем более что взрывчатки партизанам в 1943 году сумели доставить лишь четверть потребного количества. В Западной Белоруссии они вообще ничего не получили! Площадок, пригодных для посадки двухмоторных «дугласов» (Ли-2 и Си-47), у партизан там не было, а легкомоторным бипланам У-2 не хватало дальности полета для того, чтобы добраться до нынешних Гродненской и Брестской областей.

Да и самих транспортных самолетов для снабжения партизан откровенно не хватало.

Однако белорусские партизаны сумели реализовать план ЦШПД с максимальной эффективностью. Максимальной!

Разведка доложила точно

Прежде всего подготовка к операции «Рельсовая война» была предельно тщательной.

Железные дороги поделили на участки, за которые отвечала конкретная партизанская бригада, — «от такой-то горки до такой-то насыпи» 3 . Эти участки в свою очередь дробились на зоны ответственности конкретных партизанских отрядов.

Партизаны тщательно разведали систему охраны железных дорог.

Выявили, где у немцев блокпосты и дзоты.

На каких участках можно встретить патрульную дрезину.

На каких — пеший патруль.

Выявили участки, удобные для скрытного подхода к железнодорожному полотну. (Это не так просто, как кажется. Ведь немцы уже подчистую вырубали все деревья и кустарники, что росли ближе 150 метров к «железке»).

Распределили роли между конкретными подразделениями, которые будут осуществлять подрыв на данном участке.

Читать еще:  Размер котлована с откосами

Присланные с «Большой земли» инструкторы обучали партизан подрывному делу.

Недостающий тол выплавляли из трофейных снарядов и авиабомб.

В партизанских кузницах ковали крепления, не позволявшие толовым шашкам отвалиться от рельса.

22 июля 1943 года к осуществлению операции «Рельсовая война» приступили партизаны Орловщины и Брянщины.

А в ночь на 3 августа, за два дня до освобождения Орла, к ударам по коммуникациям группы армий «Центр» подключились партизаны Белоруссии, Смоленщины, Калининской и Ленинградской областей.

167 партизанских соединений и отдельных отрядов. Около 100 тысяч партизан.

Белорусский гром

По всей восточной и центральной Белоруссии заработал единый алгоритм.

«Две группы — одна вправо, другая влево. Впереди штурмовики — человек 5-6 автоматчиков. Если пойдет патруль, они должны его уничтожить. За ними идут саперы. В руках кусок тола и взрыватель. Взрывать рельс надо посередине, тогда его надо целиком менять. Рельс — 20 шагов. Десять шагов прошел — положил брусок (тола. — Авт.). Сколько успеешь. Потом идут поджигатели. Горит трут. Нащупывают рукой и зажигают (тянущийся от заложенной саперами толовой шашки бикфордов. — Авт.) шнур. Только первый взрыв — все с дороги вон» 4 (Анатолий Хоняк, бывший политрук 13го отряда Лепельской партизанской бригады имени И.В. Сталина, оперировавшей на железной дороге Полоцк — Молодечно).

Партизаны, не вошедшие в группы штурмовиков, саперов и поджигателей, растаскивали перебитые взрывами рельсы и шпалы.

Топили их в близлежащих болотах.

Враг был ошарашен.

Тысячи взрывов в течение суток, 3 августа, побудили его предположить, что партизаны включили какую-то фантастическую «адскую машину».

А ведь подрывали не только рельсы. Подрывали (как предлагал Старинов) и поезда, и мосты.

Перекапывали железнодорожную насыпь.

Пилили телеграфные столбы.

Атаковали железнодорожные станции. Взрывали водокачки и железнодорожное оборудование на станциях Пуховичи, Жлобин, Могилев-I, Тимковичи, Чашники, Коханово, Нахов.

Правдивее всего о результатах «Рельсовой войны» говорят документы вермахта. По их данным, в августе 1943го партизаны Белоруссии, Брянщины, Смоленщины и Калининской области произвели на железных дорогах 217 крупных и 12 717 мелких взрывов, а также 3011 взрывов мин и осуществили 781 нападение на железнодорожные станции. При этом было пущено под откос 80 паровозов и 625 вагонов, повреждено 74 паровоза и 214 вагонов, а 150 километров железнодорожных путей разобрано (из сводки командования группы армий «Центр» от 15 сентября 1943 года) 5 .

А вот к чему привели эти потери.

«Движение по железным дорогам на востоке часто прекращается из-за подрывов рельсов (в районе группы армий «Центр» 3.8 произошло 75 больших аварий и 1800 взрывов). Движение поездов в районе группы армий «Центр» с 4.8 прекращено на 48 часов» (дневник Верховного командования вермахта (ОКВ) за 4 августа 1943 года).

«За последние ночи существенно изменилось положение на железных дорогах из-за молниеносно проведенной серии взрывов, которые парализовали все движение в тылу группы армий «Центр» (дневник ОКВ за 6 августа 1943 года) 6 .

К примеру, части 68-й и 125-й пехотных дивизий, следовавшие по железной дороге Молодечно — Минск, сумели доехать лишь до станции Олехновичи. Дальше пришлось идти к линии фронта пешим порядком: железнодорожное полотно было разрушено слишком основательно.

Действия партизан «сильно затрудняли снабжение немецких войск и проведение оперативного маневра» (бывший офицер Генерального штаба сухопутных сил вермахта Эйке Миддельдорф) 7 .

«Многочисленные серийные подрывы в значительной степени препятствовали железнодорожному движению и обусловливали большую потерю материалов железнодорожного путевого хозяйства. Различные незаменимые участки пути выводились этими диверсионными актами на долгое время» (бывший начальник транспортного управления группы армий «Центр» Герман Теске) 8 .

Чтобы перебросить войска вдоль линии фронта — проходившей по Смоленщине и Брянщине — немцам пришлось делать огромный крюк через Польшу и Литву!

Потому что в Белоруссии железные дороги уже толком не работали.

Рельсы из Франции

Если в начале 1943-го на оккупированной территории СССР немцы кое-где снимали рельсы, чтобы отправить их на переплавку, то после начала «Рельсовой войны» они стали собирать их где только можно, чтобы использовать по назначению!

Чтобы обеспечить движение хотя бы по важнейшим железным дорогам Белоруссии, стали демонтировать запасные пути на станциях и разъездах.

Демонтировать вторую колею на ряде двухколейных участков.

Некоторые железнодорожные ветки стали вообще разбирать.

Стали завозить рельсы из Польши.

Из Франции! По распоряжению Гитлера командующий вооруженными силами Германии на Западе генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт потребовал от главы правительства неоккупированной части Франции Пьера Лаваля снять со вторых путей значительное количество рельсов для отправки их на Восток 9 .

И это при том, что немцы научились довольно быстро исправлять повреждения пути — при помощи восстановительных поездов, специальных 80сантиметровых мостиков — помогавших протолкнуть поезд через подорванный участок полотна.

А ведь «Рельсовая война», напомним, не сводилась к одному лишь подрыву рельсов. «Лекала» выдающегося диверсанта Ильи Старинова тоже были взяты на вооружение.

30 июля 1943 года на станции Осиповичи прогремел страшный взрыв.

Это сработала мина, переданная спецотрядом Наркомата госбезопасности Белорусской ССР «Храбрецы» подпольщику, путевому обходчику Федору Андреевичу Крыловичу — и подложенная им в эшелон с горюче-смазочными материалами.

От горящих цистерн пламя перекинулось на соседние эшелоны. С танками и авиабомбами.

Взрывы, помимо прочего, уничтожили 11 тяжелых танков «Тигр» 10 — следовавших на пополнение либо 505-го тяжелого танкового батальона, либо 13-й роты моторизованной дивизии «Великая Германия».

Если 13-й роты «Великой Германии» (штат — 14 «Тигров»), то, значит, это из-за Крыловича ее пришлось отвести 4 августа из-под Орла в тыл, на пополнение!

А если танки предназначались 505-му батальону (штат — 45 «Тигров»), то, получи он эти 11 машин, насколько легче были бы для него те тяжелые бои под Кромами, которые он вел 3, 4 и 5 августа 11 , сдерживая войска Центрального фронта.

Так что уничтожение 11 «Тигров» — гораздо бОльшая помощь фронту, чем кажется на первый взгляд.

Кстати, белорус Федор Крылович уничтожил почти 1% всех выпущенных в Германии «Тигров» (1350 штук 12 ). Антигитлеровской коалиции хватило бы 150 человек, если бы каждый из них истреблял «Тигры» с такой эффективностью.

«Концерт» по заявкам

31 августа 1943 года штабисты группы армий «Центр» сделают тяжелое для себя признание:

«Впервые партизанами проведена операция небывалых размеров по срыву немецкого подвоза путем планомерного и внезапного нарушения железнодорожного сообщения. Систематическое сосредоточение сил на главных путях подвоза к фронту и важнейших путях связи с фронтом (Борисов — Орша, Минск — Гомель, Витебск — Жлобин, Могилев — Унеча) является ярким выражением централизованного управления» 13 .

А уже 19 сентября начнется операция «Концерт» — продолжение «Рельсовой войны» на пространстве от Карелии до Крыма. К ней подключатся партизаны и Западной Белоруссии.

P.S. Спустя 75 лет надо признать: полковник Илья Старинов недооценил, насколько повысит эффект от подрыва «только рельсов» тщательная организация дела белорусскими партизанами. Даже гениальный диверсант не мог предвидеть, что в условиях кровопролитных боев можно подготовить столь блистательную, микроскопически выверенную операцию.

Успешно применив мины в 1943 году на железных дорогах оккупированной Украины, в 1944м Старинов стал заместителем начальника уже Польского штаба партизанского движения. В 1945м руководил разминированием и восстановлением железных дорог в Германии, затем — на Западной Украине (где противостоял оуновцам).

Многие годы совершенствовал тактику диверсий.

Скончался в 2000 году.

1. Старинов И.Г. Мины ждут своего часа. М., 1964. С. 247.
2. Ефимов А.Н. Над полем боя. М., 2001. С. 155.
3. Драбкин А. На войне как на войне. С. 600.
4. Там же.
5. Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн. 2. Перелом. М., 1998. С. 343.
6. Цит. по: Там же. С. 342-343.
7. Миддельдорф Э. Русская кампания: тактика и вооружение. СПб.; М., 2000. С. 422.
8. Teske H. Partisanen gegen die Eisenbahnen // Wehrwissenschaftliche Rundschau. 1953. Heft 10. S. 472.
9. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. Т. 3. М., 1961. С. 468.
10. Миддельдорф Э. Указ. соч. С. 423.
11. Panzerkampfwagen VI «Тигр». История создания и применения. М., 1995. С. 19.
12. Подсчитано по: Барятинский М. Тяжелый танк «Тигр» // Бронеколлекция. 1998. N 6 (21). С. 8.
13. Цит. по: Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн. 2. С. 343.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector