Stroi-doska.ru

Строй Доска
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как закрепить песчаный откос

Миллиард в песок: рассказываем, как создается новый саратовский пляж — без внятного проекта и чёткого видения будущей зоны отдыха

В Саратове продолжается строительство третьей очереди берегоукрепительных сооружений новой набережной, где расположится новый городской пляж. Уже названа дата окончания — 15 июля 2021 года. Благоустройство может затянуться до конца купального сезона — в контракте прописана дата 1 октября. Пока строится пляж, мы попытались выяснить, как будет выглядеть будущая зона отдыха. Для этого были изучены проекты, которые легли в основу госзаказа, а также сделаны официальные запросы в адрес чиновников.

Началось с провалов

Изначально на берегоукрепление третьей очереди новой набережной планировалось потратить 765 миллионов рублей. В мае 2019 года в качестве генерального подрядчика выбрали ООО «Тандем-Проект» из Балашихи. Фирма «упала» в цене до 699 миллионов.

О начале строительства пляжа 5 июня 2019 года возвестил в присутствии общественности губернатор Валерий Радаев. Тогда планировалось, что набережная и пляж будут полностью достроены к 30 ноября 2020 года. Но этот день прошел, а работы еще далеки от завершения.

В октябре 2019 года стало очевидно, что генподрядчик отстает от графика. Причины подробно обсуждались на специально созванном заседании в Саратовской областной думе. Там представитель «Тандем-Проекта» рассказал, что были проведены изыскания, показавшие, что на пляже в случае продолжения строительства будут просадки грунта. То есть набережная и пляж будут проваливаться.

Председатель комитета по реализации инвестиционных проектов Олег Гейн тогда заверял, что опасения подрядчика безосновательны, а регион точно освоит выделенные федеральные средства. Как оказалось — нет. И, помимо прочего, это стоило Гейну поста в правительстве.

Уже в январе 2020 года стало очевидно, что строительство пляжа встало. На объекте не было рабочих. В феврале контракт с подрядчиком был расторгнут, так как он выбился из графика и не исполнял обязательства. Работы были приостановлены.

Как выяснилось, подрядчик успел выполнить работы на сумму 133,6 миллиона рублей. Пока шли аукционные процедуры, фирма из Балашихи забрала все «пожитки», а мародеры растаскивали металл из куч строительного мусора на новой набережной.

Дошло до миллиарда

После расторжения контракта с подрядчиком из Подмосковья, достройкой пляжа занялось саратовское ООО «Лесстр». Первый контракт на 388 млн рублей был заключен в марте 2020 года. Второй контракт также получила саратовская компания. До конца 2020 года она должна освоить 132 млн рублей. Предполагается закончить основные общестроительные работы и прокладку коллекторов. В конце ноября стало известно, что сумма третьего контракта составит 167,59 млн рублей, а срок исполнения назначен на середину июля 2021 года.

Общая стоимость строительства пляжа и берегоукрепления 500-метрового участка новой набережной достигла порядка 820 млн рублей. Кроме того, еще 172 млн рублей пойдет на благоустройство новой набережной и пляжа между улицами Вольской и 2-й Садовой, которое будет проводиться параллельно с достройкой объекта. Контракт будет подписан с самарским ООО «С.И.Т.И.».

В правительстве Саратовской области в ответ на официальный запрос назвали даже большую сумму. На 2020 год было выделено 635,6 млн рублей, на 2021 — 200 млн рублей. По данным на 8 декабря, ООО «Лесстр» уже освоило 491,5 млн рублей, то есть до конца года нужно выполнить работ еще на 140 миллионов.

Таким образом, проект под условным названием «Пляж» обойдется бюджетам различного уровня, по предварительным оценкам, в 1 миллиард рублей. Однако в публичном пространстве до сих пор нет внятной информации, что будет представлять собой будущая рекреационная зона. Эскизы, которые в июле 2020 года были представлены на совещании у губернатора Валерия Радаева, больше походят на веселые картинки, очень отдаленно напоминающие действительность.

Мусор на дне

Мы решили заглянуть в проект реконструкции новой набережной. Его в 2018 году разработало самарское ООО «Больверк». Топографические и инженерно-гидрометеорологические изыскания проводило в 2017 году ЗАО «Гипроводстрой».

Проектировщики пришли к выводу, что в соответствии с натурными наблюдениями с 1961 года максимальный уровень воды в водохранилище на участке будущего пляжа не превышал отметки 17,5 метра. На основании этих данных было принято решение о креплении откоса выше 17-метровой отметки с помощью газона. Верхний уровень берегоукрепительных сооружений будет расположен на отметке 20 метров.

«В случае подъёма воды выше наблюдаемых уровней, откос, закреплённый георешётками, не будет разрушаться, а может потребоваться лишь частичный ремонт. Проведение разового ремонта земляного откоса экономически целесообразней устройства сплошного железобетонного крепления. С эстетической точки зрения также предпочтительнее газон», — отметили проектировщики.

Верхняя часть будет представлять собой привычную саратовскую набережную. Аналогичная уже построена между улицами Вольской и Шелковичной. Нижняя часть будет обрамлена двумя молами, которые значительно выступают в Волгу. Они будут предохранять пляж от размывания. Общая длина песчаного откоса будет 461 метр. Песчаный откос будет защищен от волн также несортированной речной песчано-гравийной смесью толщиной 7,5 метра.

Однако в ходе строительства пляжа выяснилось, что требуется существенная корректировка проекта. Дно завалено мусором, и песчаный откос может попросту сползти в воду. По итогам погружения шпунта верхнего мола, а также по результатам водолазного обследования дна акватории на участке строительства специалисты АО «ДАР/ВОДГЕО» установили, какие именно коррективы требуется внести.

«Необходимость работ вызвана наличием большого количества строительного мусора, затопленных плавсредств и их фрагментов, а также большого количества затопленных бревен. Наличие данных отложений делает невозможным производство строительных работ, как по образованию песчаного откоса, так и каменного „зуба“ который удерживает весь склон. Выполнение данных работ требует принятия срочных проектных решений по усилению построенной шпунтовой стенки между песчаным откосом и солярием. Продолжение работ на „сухом“ откосе, при отсутствии упора из камня (каменный зуб) и пригруза из песка (песчаный откос) может привести к разрушению трубного сварного шпунта на всем протяжении от верхнего до нижнего мола и как следствие разрушению сформированного „сухого“ откоса с инженерными коммуникациями проложенными по нему», — объяснили специалисты в своем отчете.

Чтобы будущий пляж не «уплыл» в Волгу вместе с построенной набережной было решено предусмотреть очистку акватории от строительного мусора, затопленных плавсредств и их фрагментов, затопленных бревен. Вместо мусора необходимо засыпать речной песок из местных карьеров. А уже поверх этого песка будут формировать песчаный откос (песок возьмут в местном карьере «Девичьи горки»). Чтобы пляж не сполз, его будет удерживать упорный пояс или каменный «зуб» из месторождения поселка Золотое. Кроме того, будет засыпан щебень для предотвращения выноса песка «через тело упорного пояса».

Что ты такое?

В проекте корректировки также содержатся графические материалы. Из них следует, что ширина пляжа будет всего порядка 12-13 метров. 8 декабря корреспондент ИА «Версия-Саратов» побывал на строительной площадке. Сейчас уже начинаются вырисовываться очертания будущего пляжа, который будет обрамлен шпунтом для предотвращения разрушения набережной.

Есть и другой проект — благоустройства верхнего яруса набережной, в том числе в районе пляжа, выиграло неизвестное в Саратове АО «Авиапромстрой» из Москвы, снизив начальную цену с 200 до 172 миллионов рублей. Работы должны завершиться к 1 октября.

Однако документы дают представление, как будет выглядеть верхний ярус, но не пляж. Там будут кинотеатр, два административных пункта, комната матери и ребенка, два модульных кафе, один общественный туалет, прокат, смотровая площадка. На всей территории набережной будут также расположены нестационарные торговые объекты общественного питания. В центре на пешеходной зоне, вымощенной плиткой, появится фонтан. В западной части участка на главном пешеходном пути с помощью индивидуально разработанных малых архитектурных форм создано арт-пространство.

Зона спорта представлена большой площадкой для воркаута, площадками для игры в настольный теннис, стритбол и баскетбол. В рекреационной зоне между кинотеатром и спортивной зоной планируется высадить декоративную траву и можжевельник. На нижнем ярусе будут высажены сирень и катальпы.

Откос, начинающийся ниже, защитят живой изгородью из пузыреплодника. Всего на набережной высадят 28 венгерских сиреней, 80 катальп, 55 остролистных кленов и 14 остролистных кленов Royal Red.

Из проектов и ответа чиновников правительства становится понятно, что областные власти занимаются берегоукреплением. То есть пляж для них — это всего лишь песчаный откос. Поэтому мы обратились с официальным запросом в администрацию Саратова на имя главы Михаила Исаева, чтобы понять, что будет представлять собой именно пляж, как единое сооружение. Ответ пришел за подписью и. о. первого замглавы администрации города Алексея Никитина. Составлявшие его сотрудники, по всем видимости, руководствовались известным афоризмом: «Краткость — сестра таланта».

Из полученной информации напрашивается вывод, что чиновники понятия не имеют, что будет представлять собой городской пляж. Мы спросили, есть ли проект нового пляжа. В мэрии ответили крайне уклончиво:

«В настоящее время продолжаются работы по реконструкции берегоукрепительных сооружений Волгоградского водохранилища в районе города Саратова от улицы Бабушкин Взвоз до улицы Большой Садовая (III очередь строительства, участок

протяженностью 531 метр в границах улиц Шелковичной и 2-й Садовой). Заказчиком по реконструкции данного объекта выступает ГКУ СО «Управление капитального строительства». В 2021 году будет реализовываться проект благоустройства верхнего земельного участка объекта «Реконструкция берегоукрепительных сооружений Волгоградского водохранилища в районе города Саратова (от улицы Шелковичной до 2-й Садовой), заказчиком которого выступает комитет по строительству и инженерной защите администрации муниципального образования „Город Саратов“».

То есть, судя по всему, единого проекта «Новый пляж Саратова» на бумаге не существует. Есть куча разрозненных проектов различных сооружений, которые являются сами по себе только частью комплекса.

Чиновники также пока не знают, в каком юридическом статусе будет функционировать пляж, будет ли его эксплуатировать какая-либо организация. В мэрии заверяют, что предусмотрены охрана и пост спасателей, а также перечень необходимых услуг. Вход на пляж пока планируется сделать бесплатным, также будет получено разрешение на купание, а не только на организацию солярия.

Читать еще:  Уступ по откосам это

Что касается отвода сточных вод, то чиновники не рассказали, сколько самотечных коллекторов находится выше по течению Волги и как будут организованы стоки. «Все нормативы для организации пляжа будут соблюдены», — заверили в городской администрации на вопрос о стоках.

Ответа на один из главных вопросов — сколько человек смогут одновременно купаться и загорать на пляже — в мэрии не знают. «Вместимость будущего пляжа будет уточнена после ввода в эксплуатацию», — сообщили в мэрии. Ранее на совещании у губернатора звучала цифра «более 1100 человек». Однако это было до того, как проект подвергся корректировке. По всей видимости, пока в мэрии сами не очень представляют, что в итоге получится.

P.S. Очень жаль, что власти, тратя огромные деньги из бюджета, так и не презентовали жителям города единый проект «Новый пляж Саратова». Не показали эскизы, как все это будет выглядеть в едином комплексе, как впишется в окружающую городскую среду, совместится с уже функционирующими линиями общественного транспорта и магистралями. Чтобы не было пробок, а люди могли легко попасть к месту на общественном транспорте, понимали какие именно объекты сферы услуг будут на новом пляже функционировать. Не было нормальной презентации с фотографиями, макетами, эскизами и комментариями проектировщиков. После долгого информационного шума, мы так и не понимаем, что в итоге появится на месте, которое чиновники называют новым городским пляжем.

Как закрепить песчаный откос

Способ механизации зачистки и закрепления откосов зависит от вида сооружения и характера грунтов.

Для механизации зачистных работ и укрепления откосов используют, как правило, машины общего назначения (бульдозеры, скреперы, грейдеры, экскаваторы). Технология и методы укрепления откосов земляных сооружений зависят от вида сооружения и качества грунтов.

Откосы глубоких выемок железных и автомобильных дорог, сложенных из неустойчивых грунтов (песчаных, оплывающих и супесчаных), должны закрепляться вручную плетневой клеткой, или клеткой из дерна размером 50 X х50см. Колья плетневых клеток следует выполнять из свежесрубленных веток деревьев ивовых, вербовых или осиновых пород. Стороны плетневых или дерновых клеток должны располагаться под углом 45° к оси сооружения.

Рекламные предложения на основе ваших интересов:

Откосы выемок и насыпей железных и автомобильных дорог в устойчивых грунтах (суглинках и глинах), а также сухие откосы плотин и дамб следует укреплять посевом многолетних трав в растительный грунт, уложенный по откосу слоем 10 см с помощью бульдозера или грейдера. Для высева семян многолетних трав на откосы земляных инженерных сооружений с целью их укрепления предназначена гидросеялка ДЗ-16 (табл 27).

27. Техническая характеристика гидросеялок

На грунтах с низкой несущей способностью применяют гидросеялку М К-14-1, прицепную к трактору с тяговым усилием 30 кН. Ее обслуживает тракторист, помощник тракториста и рабочий. Управление гидроцилиндрами поворота пневмокатков дистанционное (из кабины трактора), перестановка распорных планок осуществляется вручную.

Гидросеялки заправляют на специально организованной базе заправки, на которой должны находиться складские помещения для хранения семян и удобрений, емкости для хранения пленкообразующих материалов, вибросито с ячейками 10 X 10 для просева опилок или установки для измельчения соломы, весы для развески семян и удобрений, грузоподъемные средства, мерные емкости для семян, удобрений и опилок.

Насыпи железных и автомобильных дорог, подвергающиеся подтоплению паводковыми водами водоемов, должны закрепляться каменной наброской от подошвы до отметки выше уровня максимального паводкового горизонта на 0,5 м. Размер камня и толщина слоя каменной наброски определяется основным проектом.

Откосы оросительных и водопроводящих каналов в глубоких выемках закрепляют выше максимального уровня воды аналогично откосам глубоких выемок железных и автомобильных дорог.

Мокрые верховые откосы плотин и дамб закрепляют каменной наброской или плитами из сборного железобетона, или крупными плитами, бетонируемыми на месте (на откосе). Размер камней и толщину слоя каменной наброски а также размер железобетонных плит и их толщину определяют в зависимости от высоты и силы удара волны. Для подачи на откос сборных железобетонных плит и их укладки используют самоходные краны или экскаваторы с крановым оборудованием.

Рис. 31. Устройство для очистки скальных откосов
1 — пригруз; 2 — звено; 3 — зуб (шип); 4 — большая траверса; 5 — малая траверса; 6 — шарнирное соединение; 7 — палец; 8 — цепь

Материалы обратного фильтра, укладываемые на мокрые откосы плотин, подают самосвалами и с помощью бункера-ковша размещают по поверхности откоса кранами. Разравнивание материалов обратного фильтра до заданной проектом толщины слоя выполняют бульдозером при рабочем движении сверху вниз. Тем же бункером-ковшом подается на откос камень или бетон для последующей укладки.

Деформация откосов выемок в скальных и полускальных породах обусловливается тектоническими нарушениями, массовыми взрывами, неправильным профилированием откосов при разработке. Основными причинами деформации откосов являются выветривание горных пород, слагающих откосы выемок, и горные обвалы.

Для механизации очистки скальных откосов от неустойчивых глыб ЦНИИС Минтрансстроя разработал навесное устройство, которое представляет собой гибкую гирлянду (рис. 31) длиной около 40 м, состоящую из тягового каната, трубчатых звеньев диаметром 250 мм, длиной 1 м, с приваренными к ним шипами, и прижимного груза массой до 500 кг. Такое устройство перемещается по откосу трактором мощностью до 250 кВт, двигающимся по бровке со скоростью 3…4 км/ч. Сменная производительность при 3…4-разовом проходе по откосу составляет 10… 15 тыс. м2. Экономический эффект от применения одного такого устройства на БАМе составил 16 тыс. руб. в год.

Срезанную при зачистке откосов выветрившуюся горную породу транспортируют от подошвы откоса бульдозерами с последующей погрузкой в автомобили-самосвалы экскаваторами с объемом ковша 0,5 м3 или грейферным краном.

Выбор оборудования для механизации при зачистке откосов определяется объемом горной массы, образующейся при очистке откосов, размерами участка работ и дальности транспортировки с учетом условий движения автотранспорта.

Для защиты откосов устраивают подпорно-одевающие стены, покрывают откосы различными вяжущими материалами, закрепляют неустойчивые горные породы различными растворами. Защита откосов выемок может осуществляться методом торкретирования при температуре воздуха не ниже +5 °С. Торкрет-бетон укладывают послойно и каждый последующий слой наносят после окончания схватывания предыдущего. Торкретирование выполняет обычно бригада из 5 человек: моториста при цемент-пушке, соп‘лов-щика, подручного сопловщика и двух подсобных рабочих. Сетку устанавливает специальная бригада арматурщиков.

Торкрет-бетон для закрепления откосов выемок применялся на Северокавказской и на Одесско-Кишиневской дорогах. На трассе троллейбусной дороги Симферополь—Ялта для защиты выветренных скальных откосов были построены подпорно-удерживающие стены из местного камня. В некоторых случаях защиту откосов осуществляют набрызг-бетоном (табл. 28), в котором, в отличие от торкрет-бетона, используют более крупные заполнители (20…25 мм), что ведет к уменьшению расхода цемента.

28. Показатели сухой смеси для набрызг-бетона

29. Составы цементно-песчаных растворов (соотношение частей материала по массе)

Укрепление откосов горных пород выполняют инъецированием в них вяжущих материалов — цементацией. Состав цементно-песчаных растворов приведен в табл. 29. Укрепление откосов подпорными, подпорно-одевающими и поддерживающими стенами осуществляют из местного камня или железобетонными блоками (табл. 30).

В комплект оборудования для защиты скальных откосов торкрет-бетоном входят: грохоты и сетки для просеивания песка; одноколесные тележки для транспортировки сухих компонентов; дозаторы компонентов растворов вместимостью 150…750 л; установка С-320А для приготовления торкрет-бетона производительностью 1,5 м3/ч; закрытые передвижные бункеры для хранения цемента и песка.

В комплект оборудования для покрытия скальных откосов набрызг-бетоном входят: установка БМ-60 производительностью по расходу сухой смеси 3…4 м3/ч; конвейеры и скиповые подъемники для транспортировки компонентов и сухой смеси, бункеры и дозаторы. В комплект оборудования для производства работ по защите откосов скальных выемок аэрированными растворами входят: компрессор, смеситель, растворонасос и пистолеты.

30. Масса железобетонных блоков, т

31 Примерный уровень механизации зачистных работ,%

В настоящее время трудоемкость зачистных работ характеризуется показателем, определяющим удельный вес зачистных работ в общем объеме работ. Опыт показывает, что такой показатель недостаточен, так как могут быть котлованы с одинаковым объемом работ, но с разной степенью их сложности. Разработана и предложена методика классификации котлованов по степени технологической сложности зачистных работ. Коэффициент сложности зачистных работ представляет собой отношение отклонений отметок дна котлована org, м2, к среднеарифметической величине площадей участков котлована за одну проходку, имеющих разные проектные отметки F, м2, и равен К— =» 1000 (al/F). В результате анализа типовых решений установлено, что все котлованы по сложности их зачистных работ могут быть разделены на четыре группы:

Анализ механизированных средств и машин для проведения зачистных работ показывает, что для полного обеспечения механизации необходимо наладить выпуск ряда малогабаритных машин (табл. 31).

Как закрепить песчаный откос

Задача оштукатуривания откосов, присутствующих на окнах и дверях, состоит в снижении опасности возникновения конденсата. За счет качественного оштукатуривания получается сделать оконные и дверные проемы хорошо утепленными.

Желательно проводить такое мероприятие сразу после того, как была выполнена комплексная теплоизоляция. Технология работы несложна, но для ее грамотного осуществления требуется проявить немало усилий.

Как штукатурить оконные откосы внутри самому

Первоочередной задачей становится запенивание щелей, которые находятся на границе проема и коробки. Иногда пустое пространство в этом месте оказывается очень большим. При такой ситуации лучше использовать для заполнения щелей кирпич, который сажается на цементно-песчаный раствор. Можно оставить небольшой зазор примерно в 1 см. Когда кирпич схватится, этот зазор заполняют монтажной пеной.

Читать еще:  Формула для расчета объема котлована с откосами

Дождавшись высыхания пены, ее излишки срезают. Поверхность покрывается грунтовкой или Бетоноконтактом. В том случае, когда штукатурить необходимо оконный откос шириной больше 5 см, в стены забиваются гвозди. На них сажается кладочная или арматурная сетка, изготовленная в заводских условиях. Если не провести такое мероприятие, штукатурка впоследствии может отвалиться.

Следующим действием владелец устанавливает доску или рейку таким образом, чтобы она горизонтально ложилась на откос. Закрепить используемые материалы можно гвоздями или раствором. Верхняя часть откоса после этой процедуры покрывается смесью. Ее нужно хорошо выровнять, используя правило или мастерок.

Как только штукатурка высохнет, ранее установленная доска снимается и крепится сбоку от откоса. При этом необходимо добиться такого эффекта, чтобы скос был обращен вовнутрь проема. Угол наклона составляет порядка 1 см на каждые 10 см проекции. Не запачкать раму и подоконник получится, если накрыть их малярным скотчем. В результате откос будет хорошо оштукатурен.

Как штукатурить оконные откосы с улицы

Сначала поверхность полностью очищают, чтобы на нее не оставалась грязь, пыль или монтажная пена. На поверхность проема наносится Бетоноконтакт или другая грунтовка. Тогда смесь может лучше схватиться с основанием. После высыхания грунтовки на поверхность наносят фасадную или гипсовую штукатурку, которая затем выравнивается.

Именно оштукатуривание специалисты называют лучшим вариантом отделки откосов. Объяснить это можно тем, что штукатурка очень доступна и проста в применении. Но использовать необходимо разные варианты такого материала. Черновой слой обычно выполняют цементным раствором. Для финишного слоя используют гипсовую штукатурку фасадного типа. Она не боится влаги, поэтому остается в хорошем состоянии очень долго.

Первым делом на откосах устанавливаются маяки, которые можно изготовить из того же раствора. Еще для установки маяков используется металлический профиль, который утапливается в смесь. После такой подготовки можно переходить к нанесению штукатурки. Выступающие участки удаляются, а в углубления раствор помещается шпателем. Рама должна быть прикрыта штукатуркой примерно на 1,5 см.

Во время оштукатуривания необходимо двигаться снизу вверх. Когда раствор высохнет, откосы зачищаются наждачкой. Поверх зачищенной штукатурки наносят слой шпатлевки. Затем откосы могут быть дополнительно утеплены сэндвич-панелями или просто покрашены.

Как оштукатурить откосы входной двери самому

Здесь работы проводятся так же, как и при оштукатуривании откосов окон. Сначала поверхность откоса грунтуется. Для верхнего откоса устанавливается уголок, при этом сверяются с уровнем. Чтобы уголок не выдавался слишком сильно, штукатурка обрезается ножом. Уголки устанавливаются таким же образом, для чего используется Ротбант. В этом случае нужно проверять, насколько вертикально расположены элементы.

Значение уголков состоит в защите внешних углов. Также они выступают в качестве маяков. Благодаря им штукатурить откосы намного проще. Дождавшись полного высыхания штукатурки, откосы шпатлюют, в результате чего удается избавиться от всех оставшихся неровностей.

Последним действием становится покраска. Она выполняется по высохшей шпатлевке и позволяет добиться лучшего эффекта. В результате откосы будут не только утепленными, но и очень эстетичными.

Десанты на острова Моонзунда

В конце сентября 1944 года наш дивизион перебазировался в бухту Рохукюла, что в проливе Муху‑Вяйн. Отсюда предстояло взять десант для высадки на остров Даго.

Над крошечной бухточкой, которая имела всего один деревянный причал, невдалеке нависал лес. Он подходил почти к самому берегу. Все, что было укрыто в ном – красноармейцы, орудия, пулеметы и автомашины, – не просматривалось даже от пирса, к которому наши катера встали под погрузку.

Десант был назначен на 1 октября. И тут Балтика заштормила, началось томительное ожидание. Но вот миновали сутки, и нас, командиров катеров, собрали на инструктаж.

– Отходим с рассветом. На каждом катере – по взводу. На КТЩ‑701 – штаб полка, четыре миномета с расчетами и двадцать ящиков мин.

Высаживать десантников нам предстояло как раз против деревни Хельтерма. Офицер, проводивший инструктаж, показал ее на карте. Ходу туда было 13 миль, но фарватер сложный. Головным был определен мой катер, за ним – гвардии главного старшины Долгополова и гвардии старшины 1‑й статьи Молоткова. Далее было сказано, что в месте высадки имеется пирс, однако подходить к нему опасно – заминирован. Первый бросок десанта пойдет на торпедных катерах, второй – на сторожевых. Мы – следом.

Отошли от пирса около семи утра. Погода наладилась, но все равно ветер подгонял тучи, стлавшиеся над водой, и волна била прямо в лицо. Минометчики со своим хозяйством ежились на корме, возле спаренного ДШК, и радовались уже тому, что надстройка прикрывает их от брызг, а машинный кап излучает хоть какое‑то тепло. Штаб полка разместился в кают‑компании. Покачивало. Слегка заливало. Хорошо было одно: между водой и тучами висела дымка, она закрывала берег от нас и нас от берега. Корабли шли по счислению, и, как оказалось, почти с нулевой невязкой. Остров с его низким берегом, покрытым лесом, пирс открылись в миле. И сразу же по курсу поднялся первый всплеск. Враг обнаружил нас. Навстречу, из бухты, выскочили наши сторожевые катера. На головном замигал прожектор: «Доты слева уничтожены, но осторожно, враг бьет из‑за укрытия…»

В общем, ясно. Теперь каждому из командиров катеров предстояло решать, как лучше выполнить основную задачу – высадку, которая должна была начаться с подхода к берегу. Просто сказать: «подойти». А что мы знаем? То, что глубины малые и кругом камни. Но где они четко обозначены, глубины и камни, точнее, каждый камень? Корабль хорош на ходу и на воде. На мели же это просто мишень, в которую с третьего раза запросто влепит самый неумелый пушкарь. А напорешься на камень – можешь получить такую пробоину в корпусе, что ни одним пластырем не закроешь.

Слева от пирса полевые пушки врага. Быстрее к пирсу, он в «мертвой зоне» для пушек, а впереди уже ведут бой красноармейцы первого броска. И вдруг ударили два пулемета из‑под пирса. Пули засвистели, вода кругом прямо закипела. Вот тебе и наш пирс! Наверное, когда подходили сторожевые катера, немцы там затаились…

– Юнга! – крикнул я сигнальщику Лене Голубкову. – Быстро в кают‑компанию и пригласи на мостик командира полка.

– Слушаю вас, товарищ гвардии мичман! – комполка, раскрасневшийся в тепле, спокойно смотрит на меня.

– Докладываю. Принял решение подходить прямо к пирсу, несмотря на пулеметы. Краснофлотцы помогут вам с выгрузкой.

– Пулеметы, говорите? Так подавите их своими ДШК!

– На это уйдет время. К тому же, видите, нам сигналят с берега красным фонарем. Он дает направление прямо на пирс.

– Хорошо. Только в первую очередь на причал минометы и ящики. Надо сразу открывать огонь. Тут у меня в штабе один товарищ есть, из моряков, офицер. Он поколдовал с биноклем и картой, которую вы нам оставили, и мы смогли выдать командирам расчетов данные для стрельбы.

– Юнга! Гвардии старшину второй статьи Грома на мостик!

Прибежал Гриша Гром, настырный и въедливый до службы старшина, имеющий холодную голову в любом деле.

– Бери Горобца, Среднего, Федю Баранова. Ящики с минами тащите в нос. Минометы тоже к форштевню. Туда же десант. К ДШК – Коломенчука. Сходню приготовь, концов на пирс подавать не станем! – Я повернулся к командиру отделения рулевых‑сигнальщиков Ивану Корнышеву: – Прямо носом в причал!

– А красноармейцы свое дело знают?

– Твое дело высадить их на берег. Там они все лучше нашего знают и понимают.

На баке Средний зло всаживал в пирс очередь за очередью. Трассы его ДШК шли навстречу вражеским, но стрелял он точно. Сперва замолк один немецкий пулемет, потом другой. Я посмотрел направо. Там спешили торпедные катера. Они уже высадили людей на берег и шли за новой группой десантников. А мы все еще потихонечку топали – шесть узлов и не больше… Но вот, наконец, и пирс. Форштевень упирается в щель между двумя вертикально стоящими бревнами, оба мотора на «вперед, средний».

– Пехота, давай! – крикнул я в мегафон.

Гром и Федя Баранов передают им трубы минометов, Василий Средний и Владимир Горобец согнулись под тяжестью ящиков. Комполка уже на причале. С ним офицеры его штаба. Минута – и красноармейцы установили на настиле пирса свои минометы, и тут же четыре мины, завывая, улетели в сторону батареи врага. Еще залп, еще… Взрыв потряс окрестности, пламя и дым поднялись над лесом.

Десант пошел вперед!

Теперь следовало отходить от берега, возвращаться в Рохукюла. Но тут вдруг над нами просвистели снаряды. Это немецкие миноносцы открыли огонь через остров. Но корректировщиков у них не имелось, и били они наугад, по площадям. Конечно, вероятности попасть в цель при этом было немного, однако один снаряд угодил в наш торпедный катер, и он потерял ход. Мы оказались ближе всех к нему, взяли его на буксир и вытащили из зоны обстрела.

В Рохукюла нам поставили новую задачу. Требовалось на этот раз перебросить на остров технику. На две большие рыбацкие лодки настелили поперек доски и установили на них два автомобиля, нагруженных пулеметами ДШК, боезапасом и продуктами.

– Возьмете на понтон еще два десятка бойцов! – приказал мне офицер, распоряжавшийся погрузкой.

– Опасное это дело: а вдруг развалится.

– Не развалится. В случае чего подберешь.

Читать еще:  Как узнать площадь откосов

Вышли из бухты. За кормой на буксире плашкоут. Идет, и вроде бы ничего, нормально. Но прошли с милю – вижу, заливает.

– Эй, славяне! – крикнул в мегафон. – Ведра‑то есть?

– Тогда воду откачивайте!

Выполнить эту команду бойцам не удалось. Накренился плашкоут. Застопорил ход, подтянули его.

– Всем быстро перебраться на катер!

Плашкоут будто только ждал, когда люди сойдут. В один миг утонул.

Вернулись мы к пирсу с тяжелым сердцем. Доложил я по команде о ЧП. Пришел контр‑адмирал Святов. Смотрел сердито. О нем‑то говорил с армейскими и флотскими офицерами. Было принято решение понтоны закрывать брезентом. Ставить на них только по одной автомашине с имуществом, брать не более четырех бойцов.

Тремя катерами мы таскали понтоны 48 часов без передышки, пока наши не освободили остров Даго. Потом приходили в себя, но недолго. Нам предстояла высадка десанта. Теперь на остров Эзель. Мы знали, что остров этот укреплен сильнее, чем Даго. Пирсов нет, высадка возможна только на необорудованный берег.

Десант мы приняли в 3 часа ночи. Штаб полка снова шел с нами. На палубу взяли 4 армейских пулемета ДШК, 20 ящиков с патронами и 12 бойцов. Только покончили с размещением людей, установили и закрепили технику, как прибежал юнга Николай Гавриш и доложил, что меня хочет видеть командир полка.

В кают‑компании было особенно светло после мглы наверху. Я осмотрелся. Армейские офицеры сидели кто где – на диванчике, на койках, на стульях. На столе непривычные для морского глаза топографические карты.

– Присаживайтесь, – пригласил комполка, невысокого роста офицер в ватнике. – Инструктаж ясен?

В этот миг дверь отворилась. В проеме появилась женщина.

– Разрешите следовать с вами в район операции?

– Ну как, гвардии мичман? Еще одного лейтенанта возьмем?

– Одного – да. Отходим?

В дрейф легли в 4.30 – так определили нам в штабе морского командования. Ветра почти не было, волны тоже, и никакой дымки. Это было и хорошо, и плохо. Зеленую ракету, приказ идти к острову, мы увидели сразу. Но сразу же, еще на дальних подходах, ее увидел и враг. Увидел стремительно рвущиеся вперед торпедные катера, тральщики и рыболовецкие шхуны, медленно чапающие к берегу. И берег ощетинился огнем. Откуда‑то издалека, из‑за острова, полетели тяжелые снаряды немецких миноносцев. Но десант шел вперед. Нам помогали морские бронекатера. Орудия их башен стреляли, как гвозди вбивая свои снаряды во вражеские батареи и пулеметные гнезда. Под таким прикрытием мы дали полный ход и выскочили к береговой черте, ткнулись форштевнями в песчаный откос. Моряки сразу же скинули сходню, но еще и закрепить ее не успели, как увидели женщину‑лейтенанта, спрыгнувшую в воду.

– За мной, пехота! – крикнула она удивительно громким голосом.

Федор Баранов и юнга Николай Гавриш тоже спрыгнули за борт. Стоя по пояс в холодной воде, они держали сходню. Остальные во главе с Громом помогали выгружать пулеметы и ящики с патронами.

Последним на берег выпрыгнул командир полка.

– Счастливого плавания, моряки! – крикнул он на прощание.

Мы тут же убрали сходню и стали отходить. Пулеметные очереди, направленные с высокого откоса, вспарывали воду вокруг катера. В воду шлепались мины, и их осколки, противно свистя, летели над головами.

– Товарищ гвардии мичман! Шхуна, справа девяносто градусов, терпит бедствие!

– Правь на шхуну! – приказал я Ивану Корнышеву. – Сейчас мы ее придавим к берегу бортом.

Иван сразу понял маневр. Шхуну мы прижали бортом к берегу. Баранов с Громом перескочили на ее палубу, помогли с выгрузкой сорокапятки, противотанкового орудия. Красноармейцы тут же на берегу откинули станины, уперли сошники в прибрежный песок, вогнали снаряд в казенник, и над побережьем грохнул выстрел.

Катер отошел, и снова над нами засвистели пули и осколки. Опять рядом вставали разрывы снарядов. Пелена удушливого дыма и пороховой гари поползла над морем, над катером. Но мы уже были далеко от места высадки десанта…

Давно уже поздний осенний рассвет встал над морем, давно уже все отлично просматривалось и, кстати, простреливалось. Но нам везло: катер три раза подходил к берегу и не получил ни одной дырки в корпусе и надстройке, не имел ни одного раненого как в экипаже, так и из десантников… Об этом я думал, когда в последний раз отходил и в шестой раз вода вокруг катера кипела и пенилась от пуль, от разрывов снарядов и мин.

Думал и, как говорится, сглазил. Резкий удар под кормой подкинул катер, следом из машинного отделения по переговорной трубе доложили:

– Заклинило правый вал, двигатель заглох!

Сразу все стало ясным. Напоролись‑таки на один из чертовых камней, едва прикрытых водой. Под одним мотором дошли до внешнего рейда. Там на «малом охотнике» держал свой флаг командующий штабом операций на море контр‑адмирал Святов.

Мы подошли к борту МО. Я доложил о том, что произошло, и получил приказ лечь в дрейф.

Э. РОВЕНСКИЙ,

инженер‑капитан 3‑го ранга, дивизионный механик

Удача

На острове Эзель развернулись бои. Сопротивление противника, который обладал численным преимуществом в людях и боевой технике, все возрастало. Враг заблаговременно подготовил позиции, заминировал подступы к ним. По этим причинам сухопутный фронт требовал переброски на остров не только войск, но и тяжелой боевой техники, реактивного оружия. Перевозили все это на сооруженных инженерными частями армии больших плашкоутах, собранных из спаренных понтонов, скрепленных деревянными брусьями в виде пастила. На них грузились «катюши» и «андрюши», танки Т‑34 и самоходные орудия САУ‑100, в них имелась особенная нужда.

Буксировали такие плашкоуты и катера нашего дивизиона. Мы ходили от Виртсу в Койвисто, что на острове Муху. Здесь техника «сходила на берег», чтобы по дамбе, соединяющей острова Муху и Эзель, направиться прямо в бой. Погода с каждым днем становилась все хуже. Штормы не прекращались. Из‑за них снизилась интенсивность работы «моста» по переброске столь нужной фронту техники. Катера‑«каэмки» просто не имели сил «выгребать» на волну с тяжелым плашкоутом на буксире.

Но однажды удача улыбнулась нам. Рано утром с пирса Виртсумы увидели, что штормовое море песет в пашу сторону какой‑то огромный предмет ярко‑красного цвета. Вскоре мы разглядели в бинокли, что это понтон от большого плавучего крана. Я как раз оставался за комдива и принял решение обследовать «эту штуку», как выразился командир одного из наших катеров, старшина 1‑й статьи Шлыков.

– Ну, раз ты предложил, то тебе и идти, – как бы между прочим заметил я.

Пока мы обсуждали, как быть, пришел контр‑адмирал Святов и приказал очистить пирс от лишних людей и катеров, что и было тут же исполнено.

Вскоре Шлыков вернулся и доложил, что понтон в порядке, людей на нем нет. Оставалось одно – прибуксировать его к берегу: с попутным ветром и при участии нескольких наших катеров мы достаточно быстро справились с делом. И тут на пирс прибыл командир ОВРа ТМОР капитан 1‑го ранга Гуськов. Поинтересовался, что к чему, и тут же приказал мне лично осмотреть понтон, выяснить, не является ли он вражеской «ловушкой». Если все будет нормально, сделать расчет, сколько танков, самоходок или других грузов представляется возможным погрузить на палубу понтона. Срок на осмотр и расчеты – два часа.

Я чертыхнулся и полез на понтон. Никаких сюрпризов в нем не оказалось. Расчет, который я сделал точно к назначенному времени, показывал, что на «верхнюю палубу» понтона, после небольшого подкрепления его брусьями, вполне можно поставить до десяти танков Т‑34 или самоходок САУ‑100.

Вскоре на остров Виртсу прибыли тральщики 17‑го ДТЩ. Им‑то и была поручена буксировка понтона с техникой, что позволило быстро и надежно перебросить на Эзель большое число танков, самоходок и другой техники, что способствовало успешному наступлению наших войск. 24 ноября 1944 года острова Моонзунда были полностью освобождены от врага.

СЛУЖБА МОРСКАЯ

К концу 1944 года Краснознаменный Балтийский флот вышел на оперативный простор, развернул активные действия на ближайших морских подступах к Германии, получив, таким образом, возможность принять непосредственное участие в окончательном разгроме врага. Как отмечается в работах доктора исторических наук капитана 1‑го ранга Алексея Васильевича Басова, в этот период резко возросло и число обнаружений вражеских подводных лодок в подводном положении. 9 января 1945 года шесть тральщиков в охранении трех МО вышли из Таллина на постановку мин в устье Финского залива. Севернее Палдиски МО‑124 под командованием старшего лейтенанта Николая Дежкина установил гидроакустический контакт с подводной лодкой и в 18 часов 24 минуты произвел бомбометание. Повернув на обратный курс, МО снова установил контакт с лодкой и сбросил вторую серию бомб. После этого катер опять установил контакт и, предполагая, что лодка легла на грунт, сбросил еще две серии бомб (всего 8 больших и 20 малых) и пошел на присоединение к тральщикам.

Ночь была очень темная, и катерники на поверхности воды ничего не наблюдали. Но, как стало известно после войны, подводная лодка У‑697 была потоплена… Это была третья подводная лодка, которую за годы Великой Отечественной войны потопил МО‑124 под командованием старшего лейтенанта Н. Дежкина…

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector