Stroi-doska.ru

Строй Доска
8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как пускать под откос поезда

Как пускать под откос поезда

&nbsp Вредители

«Аврору» пускали под откос
Вчера вступил в силу приговор Новгородского облсуда по делу четырех диверсантов, которые в октябре 1996 года дважды пытались пустить под откос пассажирский поезд «Аврора», следовавший по маршруту Москва—Санкт-Петербург. Как выяснило следствие, крушение они пытались устроить только для того, чтобы ограбить пассажиров экспресса.

Пускать составы под откос жители Окуловки Сергей Науменко и Валерий Грибов надумали после очередного освобождения (они были несколько раз судимы за квартирные кражи). По их мнению, на крушениях поездов очень легко нажиться: в суматохе и панике можно легко грабить пассажиров. В свои планы они посвятили двух своих знакомых — Олега Филиппова и Владимира Датия.
Первую попытку устроить крушение пассажирского поезда «Аврора» бандиты предприняли 12 октября 1996 года. Вечером за несколько минут до появления «Авроры» на перегоне Угловка—Окуловка положили на рельс тормозной башмак. Однако скоростной поезд, сбив его, пролетел мимо диверсантов и благополучно прибыл в Санкт-Петербург. Этот инцидент тогда так и остался незамеченным правоохранительными органами Новгородской области.
Через три дня жители Окуловки снова решили пустить «Аврору» под откос. На 257-м километре железной дороги Науменко и Филиппов открутили гайки соединительных стыков и за 10-15 минут до появления пассажирского поезда развели рельсы в разные стороны. К счастью для пассажиров, разводя рельсы, преступники повредили систему автоблокировки. Сработала аварийная система, и на семафоре загорелся красный сигнал. Машинисты успели дать по тормозам. И к месту, где были разобраны рельсы, поезд подъехал на небольшой скорости — 30 км/час. Из-за этого только один локомотив сошел с рельсов. Он увяз в песке и не утащил за собой с трехметрового насыпи десять пассажирских вагонов.
По словам следователей, занимавшихся расследованием этого дела, в «Авроре» тогда было около 500 людей. «Если бы поезд шел на полном ходу, то неминуемо улетел бы в болото, окружающее полотно. Жертвы исчислялись бы десятками»,— сказал старший следователь Северо-Западной прокуратуры Анатолий Баранов. Аварийная бригада ремонтников быстро восстановила полотно, и поезд благополучно прибыл в Санкт-Петербург с двухчасовым опозданием.
Утром следующего дня на место происшествия прибыла оперативно-следственная бригада УФСБ Ленинградской области и быстро определила, что инцидент — дело рук диверсантов. Параллельно с ними к поиску преступников приступила и транспортная прокуратура. Уже через неделю чекистам удалось выйти на Науменко и Филиппова. Помогли показания свидетелей, видевших их в тот вечер возле железной дороги.
На допросах Науменко и Филиппов назвали имена сообщников, которые также были арестованы. Для того чтобы изобличить преступников, потребовался целый ряд сложнейших экспертиз. Одна из них установила, что частицы грязи на их обуви совпадают с образцами почвы, взятыми с места происшествия. Кроме того, у них были найдены гаечные ключи и ломы с частицами металла и ржавчины со стыков железнодорожного полотна. В итоге преступники признались.
В суде они резко изменили свои показания. Утверждали, что на них оказывалось давление, и поэтому они были вынуждены оговорить себя. Но суд поверил доказательствам, собранным транспортной прокуратурой и УФСБ, и приговорил Сергея Науменко и Олега Филиппова к 10 годам лишения свободы, Валерия Грибова — к 8 годам. Владимир Датий, которому в момент совершения преступления было всего 16 лет, получил меньше всех — 2 года и 2 месяца лагерей. Конфискованное у них имущество будут использовано для возмещения материального ущерба железнодорожникам.

Как пускать под откос поезда

Верховный суд во второй раз рассмотрел кассационную жалобу 62-летней жительницы Мариуполя Ольги Клименко. В мае 2017 года суд приговорил ее к 10 годам заключения по обвинению в подготовке диверсии на Приднепровской железной дороге в Запорожье зимой 2015 года. Ее сообщника — 22-летнего Павла Белоконя — Жовтневый райсуд Запорожья также приговорил к 11 годам заключения. Ни Клименко, ни Белоконь не признали свою вину.

«Ґрати» рассказывают историю теракта, который не случился в Запорожье.

Ольгу Клименко и Павла Белоконя задержали сотрудники запорожского управления СБУ на железнодорожном перегоне между станциями «Запорожье-2» и «Имени Анатолия Алимова» 6 февраля 2015 года. На рельсах обнаружили «тормозной башмак» — металлическое устройство с гранатой РГД-5 внутри. В тот же день обыскали их гостиничный номер в Запорожье: там нашли взрывчатку, патроны, схему железной дороги и документы «ДНР» — увольнительную на имя Белоконя, выданную «Министерством обороны ДНР», спецподразделением «Кальмиус» Шахтерской дивизии .

По версии следствия, Белоконь — боевик «Интернациональной бригады №15» незаконного вооруженного формирования «ДНР» — «Кальмиус» — с позывным «Кио». Вместе с Клименко они планировали диверсию — хотели пустить поезд под откос.

Читать еще:  Методические указания по определению углов наклона бортов откосов уступов

Задержание было подготовлено заранее — оперативники знали о планах диверсии и граната была муляжом. Об этом в суде рассказал засекреченный свидетель с псевдонимом «Немец». Он сам обратился в правоохранительные органы и рассказал, что в Донецке получил предложение от боевиков «ДНР» участвовать в организации диверсий в Запорожской области. Для этого у «Немца», по его словам, были навыки военной разведки, он владел методами конспирации, разными видами оружия и имел навыки проведения военных спецопераций. Благодаря им он получил от руководства «ДНР» задание изучить объекты инфраструктуры в Запорожье, подходящих для диверсий, но задание не стал выполнять и 6 января 2015 года обратился в СБУ. Дальше спецоперацию боевиков вела спецслужба, а «Немец» под ее контролем продолжил исполнять свое задание.

На протяжении января «Немец», уже под руководством СБУ, несколько раз по телефону обсуждал с командиром «Бригады №15» с позывным «Седой» планы диверсий. Он осматривал возможные места для закладки «башмака», говорили о применении гранат и пластида, называя их «яблоками» и «пластилином». В конце месяца он уже получил четкое указание совершить диверсию, и по договоренности с боевиками к нему в Запорожье приехал еще один участник группы — Павел Белоконь с позывным «Кио». Они вместе поселились в гостинице и продолжили готовить операцию. «Немец» достал муляж гранаты РГД-5 — его напарник считал при этом ее настоящей. Возле станции «Запорожье-2» Белоконь срезал «башмак».

5 февраля к ним присоединилась Ольга Клименко. Уже втроем в гостинице они обсудили запланированную на следующее утро диверсию, распределили роли и обозначили на карте участок дороги, где должны были оставить «башмак» с гранатой.

За участниками группы все это время следила спецслужба. В гостиничном номере СБУ установила скрытую камеру — видео было представлено в суде в качестве доказательств.

«Надо чтобы он еще и сдетонировал. Или нечем?», — спрашивает Клименко на видеозаписи. «Там, где поезд падать будет, там можно растяжку», — отвечает ей Белоконь. Утром в день диверсии Клименко спрашивает о том, какая у нее задача. Получает ответ, что нужно подержать костыль, пока Белоконь будет его забивать в рельсу.

Все это время группа передвигалась на такси, водитель которой впоследствии дал показания в суде. В качестве свидетелей также выступили начальник и работник станции «Запорожье-2» и владелец квартиры в Запорожье, где проживал «Немец» в декабре.

Клименко говорила следствию и суду, что она обычная пенсионерка, ни в каких диверсионных группах не принимала участие, а в Запорожье приехала случайно, спасаясь от обстрелов Донецка. Она заявила, что сотрудники СБУ задержали невиновных ради показателей.

Обвиняемая рассказала в суде, что в 2014 году жила в Мариуполе и часто ездила к сыну в Донецк, так как у него не было документов и он не мог приехать к ней. В Донецке она помогала пострадавшим от боевых действий. В последний раз приехала 30 декабря 2014 года и осталась там до февраля 2015 года — не могла попасть домой из-за обстрелов и перекрытых блокпостов. 5 февраля Клименко договорилась с частным перевозчиком доехать до Запорожья — только это направление было открыто для проезда. Добраться до Мариуполя согласился ей помочь знакомый сына. Им оказался «Немец», который встретил ее на автовокзале в Запорожье и предложил переночевать в гостинице. По дороге они купили еду и бутылку водки, а потом в гостиничном номере у молодого человека, которого она раньше не видела, поужинали втроем. При этом они не планировали никаких диверсий.

Рано утром 6 февраля «Немец» предложил женщине пойти на вокзал и узнать расписание поездов, чтобы уехать в Мариуполь. Знакомый вышел из машины, за ним — Белоконь, а она осталась в автомобиле. Через некоторое время она также решила выйти из машины, но ее почти сразу задержали люди с автоматами, потянули к железнодорожным путям, где она увидела Белоконя — его избивали и угрожали кинуть под поезд. Их сумки обыскали, но нашли только фонарик. После этого их повезли в здание СБУ, где в подвале продолжили бить и обвинять в связях с террористическими группами в Донецке и участии в диверсии.

Павел Белоконь также не признал свою вину. В суде он пояснил, что до февраля 2015 года жил в Донецке, учился в техникуме. Его общежитие было расположено недалеко от базы боевиков «Кальмиус». Поскольку в Донецке объявили комендантский час, он попросил знакомых военных сделать ему документ, чтобы ночью его не останавливали патрули, но на самом деле он не входил ни в какие незаконные вооруженные формирования, в боевых действиях не участвовал, на блокпостах не стоял. В конце 2014 года в Донецке он встретил мужчину с позывным «Немец», который предложил работу в Запорожье. Так как у Белоконя него не было пропуска и денег,выехать из Донецка на подконтрольную территорию он не мог. «Немец» познакомил его с человеком, который пообещал решить проблемы. В первый день, когда Белоконь получил приглашение на работу и пропуск, он не смог уехать — не успел сделать копию паспорта. На следующий день на автобусе он добрался до Запорожья — там его встретил «Немец» и познакомил его с водителем Гришей и поселил в номере гостиницы. В Запорожье он постоянно ходил вместе с «Немцем», по его указанию купил в супермаркете ножницы по металлу, затем на железнодорожном вокзале взял тормозной «башмак», запомнил место на железнодорожном пути, которое в дальнейшем «Немец» приказал ему нарисовать на карте.

Читать еще:  Материал для откосов размеры

В районе железнодорожной станции «Запорожье-2» сотрудники СБУ задержали двоих диверсантов, которые планировали взорвать железнодорожные пути. Фото: СБУ

5 февраля приехала Ольга Клименко. Раньше с ней он знаком не был. На следующий день утром они все вместе поехали на железнодорожный вокзал, чтобы узнать расписание поездов. По указанию «Немца» он вышел из машины и ждал его, когда неожиданно к нему подошли мужчины с автоматами и задержали, начали бить и обвинять в попытке взорвать поезд. Белоконь отрицает, что устанавливал тормозной башмак на рельсы. Он только признал, что у него в сумке находились 4 патрона, которые он всегда хранил «без всякой цели».

Действия Клименко следствие квалифицировало как покушение на диверсию по предварительному сговору группой лиц (по части 2 статьи 28, части 2 статьи 15, статьи 113 Уголовного кодекса Украины). Белоконю инкриминировали участие в террористической группе (часть 1 статьи 258-3 УК), покушение на диверсию по предварительному сговору группой лиц (по части 2 статьи 28, части 2 статьи 15, статьи 113 УК), а также покупку и хранение взрывчатки (часть 1 статьи 263 УК).

В мае 2017 года Жовтневый районный суд Запорожья признал их виновными.

Сторона защиты заявила, что приговор необоснованный и подала апелляцию. Показания свидетелей обвинения содержат только субъективные оценки, а использовать в качестве доказательств протоколы негласных следственных действий недопустимо — прокурор не подтвердил в суде законность слежки, — считала защита. Однако, суд не согласился с доводами адвокатов и решил, что постановления относятся к документам с грифом «секретно», поэтому их и не предоставили в суде, но это не значит, что слежка был незаконной.

После отказа в апелляции, адвокаты Валентин Рыбин и Нелля Никонова подали кассационную жалобу и добились пересмотра решения апелляционного суда. 19 августа 2019 года Запорожский апелляционный суд снова подтвердил приговор суда первой инстанции, хотя и исключил из доказательств прослушку и результаты негласных следственных действий. Защита подала повторную кассационную жалобу и Верховный суд удовлетворил ее частично — оставил приговор Клименко в силе , но исключил из списка имущества, подлежащего конфискации, жилье осужденной.

Как пускать под откос поезда

Отряд облетела радостная новость: прибыли десантники из-за линии фронта.

— Рация есть? — едва увидев бойцов, сразу же спросил Емельян Игнатьевич Барыкин, секретарь Гомельского подпольного горкома. Нетерпение его понятно: вот уж скоро год, как действует партизанский отряд «Большевик», а связь с Москвой все еще не установлена.

— Нет радиста,- ответил командир группы лейтенант Борис Тульчинский.- Обещают забросить со следующей группой.

— Жаль,- разочарованно вздохнул Барыкин.- А тут что? — носком порыжелого сапога ткнул огромный мешок из плотной темно-зеленой материи.

— А почему бы нет? — вопросом на вопрос ответил лейтенант.- Дело-то у нас общее.

Вместе с десантниками уходили на «железку» и партизаны. Но если посланцы Большой земли пускали под откос эшелон за эшелоном (сказывалась спецподготовка!), то партизаны возвращались ни с чем. Суровый Федос — так партизаны окрестили командира отряда Илью Степановича Федосеенко — «пылил», устраивал «разносы».

— Зря шумишь, командир,- сказал ему Барыкин после очередного возвращения партизан.- Давай разберемся, почему срываются операции. Мириться, ведь сам понимаешь, с этим дальше нельзя: гитлеровцы развернули наступление на Сталинград. Наш партизанский долг — помочь Красной Армии, да так, чтобы это чувствовалось там, на Волге.- Он обвел взглядом созванных членов подпольного горкома.- Положение серьезное. Что делать будем, товарищи?

Читать еще:  Укрепление откосов траншеи при глубине

— Каждый из нас должен возглавить группу подрывников,- отозвался комсомольский секретарь Александр Исаченко,- и идти на «железку».

— Правильно, Саша! Я тоже об этом думал. Итак, идем на «железку». Все согласны? — спросил Барыкин.- Принято! Но хочу предупредить — одного согласия мало. Нужно еще умение. Умение воевать на стальных магистралях. А именно в отсутствии его, и только его, состоят наши неудачи. Это я вам говорю, как старый железнодорожник.

Емельян Игнатьевич еще в юные годы стал железнодорожником. В брянском депо, в рабочем коллективе он получил трудовую закалку.

В первые годы после Октябрьской революции Барыкин работает и учится, затем служит в Красной Армии, в железнодорожном полку. Поворотным в его судьбе стал 1928 год, когда его, рабочего парня, вчерашнего красноармейца, приняли в партию. Да, на железной дороге он начинал свою трудовую жизнь и вновь на нее вернулся. Емельян Игнатьевич работает инструктором политотдела Белорусской железной дороги, затем секретарем парткома ее управления. В сороковом году его избрали первым секретарем Железнодорожного райкома партии Гомеля, а в сорок первом он стал секретарем Гомельского горкома партии.

Войну встретил, находясь на сборах командиров запаса. Просился добровольцем на фронт, но его отозвали в распоряжение обкома партии.

Жаркие дни военного лета. Беспрерывные бомбежки. Город горит. Враг все ближе. Барыкин руководит эвакуацией населения, заводов и фабрик. Эшелоны направляются на во-сток.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • >

В Москве осудили террористов, которые хотели пустить под откос «Сапсан»

официальный сайт ОАО «РЖД»

Московский окружной военный суд вынес приговоры членам запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство», которые летом 2017 года хотели пустить под откос скоростной поезд «Сапсан».

На скамье подсудимых оказались семь террористов. Это уроженцы Таджикистана Мухамеди Бобоеров, Джумахон Баймонов, Фарход Наджбудинов, Сухрапджон Нозимов, Фахраджон Нозимов, Абдулгафор Раупов и Амраджон Раупов. Как пишет РИА «Новости», все они получили от 15 до 21 года колонии.

Как полагало следствие, все семеро в мае 2017 года объединились в устойчивую террористическую группу. Они решили устроить катастрофу скоростного поезда, курсирующего между Москвой и Санкт-Петербургом.

Суд установил, что 13 июля осужденные привели свой замысел в действие. Они установили на путях металлическую конструкцию, в которую врезался следовавший из Москвы «Сапсан».

В итоге пять вагонов покорежило, однако обошлось без жертв. В ОАО «РЖД» тогда заявили, что ущерб превысил 55 млн рублей.

В Петербурге будут судить мужчину за попытку задушить подушкой 80-летнюю мать

Первый «Сапсан» из новой партии Siemens Mobility прибыл в порт Петербурга

Бюджеты Петербурга и Ленобласти пополнились на 5 млрд рублей благодаря РЖД

Незаконный ремонт исторического вокзала в Парголово обойдется РЖД в 100 тыс. рублей

Петербург и Москву в сентябре свяжут сдвоенные «Ласточки»

Беглов рассказал, когда запустится движение по ВСМ между Москвой и Петербургом

  • О нас
  • Контакты
  • Размещение пресс-релизов и информационных материалов
  • Услуги внешней пресс-службы
  • Провести пресс-конференцию
  • Все услуги

Рубрики

  • Экономика
  • Финансы
  • Политика
  • Общество
  • Петербург и Ленобласть

Информация

Учредитель и издатель — ООО «Агентство Бизнес Новостей». Главный редактор — Бойков Павел Дмитриевич. Телефон редакции +7 (999) 202-80-10, editor@abnews.ru

Свидетельства о регистрации СМИ ИА № ФС77-61133 Роскомнадзор, ЭЛ № ФС77-61123 Роскомнадзор

Оценки, высказываемые в рубриках «Колонки» и «Мнения», не являются позицией редакции

Материалы в рубрике «Пресс-релизы» размещаются на коммерческой основе

Оценки, высказываемые в рубриках «Колонки» и «Мнения», не являются позицией редакции

* Материалы в рубрике «Пресс-релизы» размещаются на коммерческой основе

Редакция обращает внимание, что в Российской Федерации запрещены следующие террористические и экстремистские организации: Национал-Большевистская партия, «Сеть», религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации, «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «ИГИЛ», «Аль-Каида», «Меджлис крымско-татарского народа», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Талибан», «Джабхат Фатх аш-Шам» (ранее «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), «УНА-УНСО», «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА). Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК), «Альянс врачей» — некоммерческие организации, выполняющие функции иноагентов. Общественное движение «Штабы Навального» включено Росфинмониторингом в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector