Stroi-doska.ru

Строй Доска
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

До сих пор поезда под откос пускают

Ботян: среди разведчиков говорили «Алексейка со мной — я живой»

Фильм о разведчике Ботяне, спасшем Краков от разрушения, покажут 9 мая

Легендарный «майор Вихрь», он же Герой России, полковник Алексей Николаевич Ботян по традиции встретит День Победы на Красной площади. Когда-то, в далеком 1941 году, он в парадном строю печатал строевым шагом брусчатку Красной площади, чтобы сразу уйти на фронт, вернее за линию фронта, в тыл к немцам. Четыре года он шел на шаг впереди Советской армии, помогая нашим войскам захватывать плацдарм за плацдармом. Непревзойденный мастер диверсионных операций, он стремительно проносился по тылам противника, захватывая «языков», пуская под откос эшелоны, уничтожая штабы и склады фашистов. Одна из таких операций — спасение от уничтожения польского Кракова — послужила сюжетом для книги Юлиана Семёнова «Майор Вихрь», по которой был снят одноименный фильм. Разведчики между собой его называли везунчиком. И не только потому, что за 4 года войны он не был ни разу ранен, а за его мастерство решать самые трудные задания.
Сейчас полковнику «Вихрю» уже 95 лет, однако он до сих пор ведет активный образ жизни — ездит на велосипеде, два раза в неделю играет в волейбол, любит сразиться в шахматы. О том, как польский унтер-офицер стал российским разведчиком, как погнался за тремя зайцами и всех поймал, как был спасен от взрыва исторический центр Кракова и о многом другом в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Александру Степанову рассказал А.Н.Ботян.
— Алексей Николаевич, вы вступили в войну унтер-офицером польской армии, а закончили офицером-разведчиком советской, как это возможно?
— Действительно, войну я начал 1 сентября 1939 года. Я родился в белорусской деревне Чертовичи Вильненской губернии. Позже эта часть Западной Белоруссии отошла к Польше, и когда Германия напала на Польшу, я был призван в польскую армию, служил в зенитной артиллерии. Я был наводчиком, старшим унтер-офицером. За время, пока мы отступали, наше подразделение сбило три «юнкерса». Потом, когда подошла Красная армия, попал в советский плен. Не знаю, как сложилась бы моя судьба в дальнейшем, если бы я не сбежал из плена. Тогда нас собрали, погрузили в теплушки, пообещав, что отправят по домам, но повезли почему-то на восток. Я понял, что везут нас явно не в родные места, и решил с одним солдатом сбежать. План придумали на ходу. Мы подошли к охране и сказали, что в вагоне идет драка, и только солдат отошел, чтобы посмотреть, что там происходит, мы на ходу выпрыгнули из поезда и убежали. Затем я добрался до дома, решил, что надо работать. Прошел подготовку и устроился учителем в школу. Был секретарем комсомольской организации, поэтому, наверное, попал в поле зрения советской разведки. Со мной несколько раз беседовали, затем вызвали в Минск, снова долго разговаривали, затем перед самой войной, в 1941 году, отправили в Высшую школу разведки в Москву.
— Ваше боевое крещение в Красной армии совпало с обороной Москвы в 1941 году, чем вам запомнились эти месяцы?
— После окончания разведшколы я в составе разведгруппы под командованием Виктора Александровича Карасёва (Герой Советского Союза, активный участник партизанского движения на временно оккупированных территориях России, Украины, Чехословакии и Польши, командир партизанского соединения — ред.) участвовал в различных спецоперациях в тылу немцев, которые к тому времени подошли к Москве. Пускали под откос поезда, уничтожали коммуникации и линии связи фашистов, добывали «языков». Тогда, в 1941 году, под Москвой стояли морозы, очень сильные морозы, спасибо за это природе и Господу. Это нам очень помогало, так как немцы наших морозов не любили. А мы надевали телогрейки, белые маскхалаты — и в тыл к фашистам. Проходили по 30-40 километров на лыжах, подбирались к позициям немцев, брали языка и тихонько уходили.
— В легендарном параде в ноябре 1941 года вы принимали участие?
— Да, принимал. Я сам лично слышал и видел, как выступал Сталин. Настроение у нас тогда не было упадническим, никто не думал, что мы проиграем, хотя обстановка тогда была накаленная. Правительство уехало в Куйбышев, но Сталин не уехал. Самолет для него держали наготове на крайний случай, так как немцы были рядом с Москвой, но он остался. И поверьте, никто в то время не думал о сдаче Москвы.
— На оккупированной в то время территории Украины и Белоруссии, а затем и в Польше вы снова оказались с вашим командиром Карасевым. Что это был за человек?
— Я был у него заместителем по разведке. Очень храбрый мужик был. Я знал многих партизанских руководителей — Медведев (Герой Советского Союза Дмитрий Николаевич Медведев. Один из организаторов и идеологов партизанского движения. Под его началом находился легендарный разведчик Николай Кузнецов — ред.), Ваупшасов (Герой Советского Союза Станислав Алексеевич Ваупшасов. Разведчик, командир крупного партизанского соединения, действовавшего в Белоруссии — ред.), я с ними встречался, был с ними в боях, но такого храброго, как командир Виктор Карасев, не было. Он был настоящий герой, и везло ему тоже очень сильно. В 1944 году в лесу нас окружили немцы. Партизан было около трех тысяч (русские, поляки), а немцев собралось около 30 тысяч, и он вывел из окружения всех. После этого мы с ним разошлись. Я с группой пошел под Краков, а он в Словакию, там он участвовал в словацком восстании. У Карасева поговорка была про меня: «Алексейка со мной, и я живой».
— Кто помогал вам в операции по спасению Кракова от уничтожения?
— Благодаря хорошему знанию польского языка и интуиции я находил хороших и надежных людей среди поляков. Они мне много помогали и, в частности, помогли уничтожить тот склад, где немцы сосредоточили большое количество взрывчатки и оружия. В конце 1944 года моя группа захватила инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта, поляка Зигмунда Огарека. При нем были карты оборонительных сооружений Новы-Сонча, где находился огромный склад взрывчатки и вооружений, в том числе предназначенной для уничтожения исторического центра Кракова, плотины и мостов. Огарек согласился сотрудничать с нами. Выяснилось, что у него был на связи поляк, который служил в вермахте и имел чин гауптмана. Вот он и внес на склад английскую мину замедленного действия, положил ее между штабелями фауст-патронов и взрывчатки. Взрыв прогремел 18 января 1945 года рано утром. Он был такой силы, что погибло человек 400 немцев, которые приехали туда за боеприпасами. Тем самым мы обезоружили немцев. Советская армия, по сути, без лишних боев смогла войти в Краков, и его удалось спасти.
— Немцы были тогда сильно деморализованы?
— Да, воевать они тогда не сильно хотели, бежали из Польши. Причем что интересно, некоторые отступали по лесам, по нашим партизанским тропам, видимо, не зная, кто эти тропинки протоптал. Много мы их тогда наловили. Однажды я с группой из пяти человек шел на связь, слышим, идет по нашей тропе группа, мы в засаду, видим, идут немцы, человек 40. Мы выскакиваем, шумим, предлагаем сдаться. Они сдались и не особо сопротивлялись. Поляки кричали, чтобы я их расстрелял, но я сказал: «Нет, раз они сдались в плен, я их расстреливать не буду». Подошла Красная армия, и я их передал с рук на руки.
— Алексей Николаевич, у вас какие-то специальные навыки были, которые помогали вам успешно выполнять такие сложные разведзадачи?
— За все время войны я ни разу не был ранен. Бог хранил меня, наверное, какая-то звезда надо мной есть. Помогло очень сильно то, что я был очень выносливым — мог по 40 километров за день по горам пройти и людей таких же подбирал себе в команду. Особо спортом никогда не занимался, в молодости ездил на велосипеде. Очень хорошо бегал, меня никто не мог догнать. Как-то за одно лето я поймал трех зайцев. руками. Заяц бежит по полю, я за ним, догоняю, ловлю и домой на чердак. Трех так наловил, один, правда, убежал с чердака. Сейчас играю в волейбол, на велосипеде езжу, в общем, стараюсь вести активный образ жизни.
— Как вы обычно отмечаете День Победы?
— Девятого мая я традиционно иду смотреть парад на Красной площади, затем собираемся дома с друзьями, поднимаем тост за Победу. Вспомню тех, кто со мной был, кого уже нет, кто сражался и защищал нашу страну. За них тоже подниму чарку. молча.

Читать еще:  Откосы или отливы у дверей

Центр военно-политических исследований

Вы здесь

До сих пор непобедимая Красная Армия («Gazeta Wyborcza», Польша)

Россияне со свойственной им иронией говорят, что после окончания войны, можно перестать пускать поезда под откос, хотя сами, порой, не хотят следовать этому мудрому правилу.

У наших соседей есть вице-премьер Дмитрий Рогозин — по образованию журналист, а по роду занятий — чиновник, отвечающий за военно-промышленный комплекс и космическую отрасль. Это опытный, хотя зачастую излишне эмоциональный, дипломат. В январе он, как ребенок, радовался удачным испытаниям новой атомной подлодки «Юрий Долгорукий». Флотилия таких кораблей класса «Борей», оснащенных баллистическими ракетами «Булава», должна стать основным и самым грозным элементом российского ядерного арсенала.

Окрыленный успехом вице-премьер не смог удержаться от крика души, написав в своем микроблоге: «Дрожите, буржуи! Кирдык вам». Здесь главе оборонки следовало уточнить, кому же следует дрожать. Может, близкому к Кремлю алюминиевому магнату Олегу Дерипаске, а может, другому супербуржую и олигарху — Роману Абрамовичу, который, как мерзкий Мистер Твистер из советского пропагандистского стихотворения владеет «заводами, газетами и пароходами», а заодно и лондонским футбольным клубом «Челси».

Впрочем, над чьими головами оборонно-космический вице-премьер потрясает булавой, можно догадаться и без объяснений. Он продолжает вести завершившуюся холодную войну и мечтает о пускании под откос «поездов» противника второй половины прошлого века. В его сердце жива не только война с буржуями, но и Вторая мировая. В рамках патриотической рекламы изделий находящейся в его подчинении промышленности, Рогозин несколько дней назад пересел из традиционного чиновничьего «Мерседеса» в отечественный бронированный «Тигр» (в полицейской версии). «С трофейного — на наш!» — заявил вице-премьер (хотя предыдущий автомобиль тоже был куплен за деньги).

«Поезда» прежнего противника символично пускают под откос и молодые россияне. Каждый раз, когда приближается 9 мая, годовщина победы над гитлеровской Германией, в стране поднимается волна патриотического энтузиазма. На машинах развеваются георгиевские черно-оранжевые ленточки и виднеются надписи «Спасибо деду за победу». А молодые владельцы очень популярных здесь немецких автомобилей сами воображают себя победителями, пользующимися плодами великой виктории и пишут большими буквами на задних стеклах своих «Опелей», «Ауди», «БМВ», «Фольксвагенов» и «Мерседесов»: «трофей из Берлина», «отнял у Ганса». В центре Москвы я видел однажды Porsche cayenne, владелец которого не ограничился короткой надписью и провозгласил: «Завоеван летчиками-истребителями. Слава сталинским соколам, победившим стервятников Гитлера!»

Через такие задние стекла «трофеев» молодые россияне смотрят на свою армию, с которой они чувствуют связь, но в которой совсем не хотят служить. Для них она до сих пор великая, красная, непобедимая и марширующая под красным «серпасто-молоткастым» знаменем победы.

Следует признать, что миф о такой непобедимой, а одновременно агрессивной и опасной армии, жив и на Западе, который воспринимает любые учения российских вооруженных сил практически как предвестник вторжения.

Этот миф пытался победить несчастный министр обороны Анатолий Сердюков — первый настоящий гражданский на этом посту. Путин поставил его в заведомо невыгодную позицию, дав приказ превратить уменьшенного советского динозавра (в масштабе 1:4) в значительно более скромную современную армию, соответствующую возможностям и потребностям страны.

Следуя приказу, Сердюков поднял руку на святыню, начав переделывать «непобедимую» по западному образцу, чтобы она была готова идти не в лобовую танковую атаку через европейские равнины к Ла-Маншу, а решать локальные конфликты в Средней Азии и на Кавказе. Он хотел, чтобы вместо дивизий, действующих под руководством командующих огромными фронтами, появились самостоятельные бригады. И чтобы было, как в НАТО: современная техника и одетые с умом — удобно и тепло — военные.

Сердюков осмелился утверждать, что изделия отечественной оборонки годятся максимум для парадов, но не для боя, и заявил, что если российская промышленность не может дать армии то, что ей нужно, придется покупать вооружения за границей. Он попытался снять с офицеров манящие вражеских снайперов погоны, перенеся звездочки с плеч на грудь. Как на Западе. А еще он запретил «суворовцам» (воспитанникам военных школ) участвовать в парадах 9 мая, полагая, что молодежи следует учиться, а не отрабатывать много месяцев подряд по восемь часов в день парадный шаг.

Читать еще:  Пустить поезд под откос 8 букв

«Смешные зеленые человечки», как гражданский министр обороны свысока называл офицеров и генералов, верящих в миф «непобедимой», ненавидели своего начальника. Когда осенью 2012 года он слетел со своей должности, в «Арбатском военном округе» (Министерстве обороны, расположенном неподалеку от московского Нового Арбата) пили и гуляли до утра.

По официальной версии, Сердюков оказался за бортом из-за махинаций, связанных с продажей недвижимости министерства обороны, стоивших государству миллиардов долларов. Многие соратники экс-министра оказались под следствием. Однако ему самому, хотя от прогремевшей на весь мир отставки прошел почти год, никаких обвинений до сих пор не предъявлено. Ведь он пострадал, скорее, не за мошенничество при приватизации военного имущества, а стал ритуальной жертвой для успокоения всех тех, кто до сих пор верит в совершенство «непобедимой».

Преемник Сердюкова Сергей Шойгу поступает разумно: он не ругает вслух оборонку, не заявляет, что он купит все за границей, однако не разрывает при этом контрактов. Он позволяет называть бригады дивизиями, но не возвращает прежних организационных форм. Вернулись лишь символы: погоны на полевой форме вновь переместятся с груди на плечи, а суворовцы будут, как прежде, маршировать 9 мая на Красной площади.

Между тем в Кремле уже понимают, что страна не может содержать многомиллионные вооруженные силы не только с финансовой, но, в первую очередь, с демографической точки зрения. В них уже даже нет необходимости. В российских казармах, по подсчетам влиятельного эксперта Руслана Пухова, находится сейчас не мифический «миллион», о котором трубит пропаганда, а около 800 тысяч человек. И стране, которую защищает ядерный щит, этого вполне хватит там, где армия может реально пригодиться, то есть на Кавказе и в Средней Азии.

Автор: Вацлав Радзивинович
Источник: ИноСМИ 23.09.2013
Оригинал публикации: Gazeta Wyborcza

2 тайны Сильвестра Матушки, подрывающего пассажирские поезда

В начале тридцатых годов прошлого века неизвестный подрывник несколько месяцев держал в страхе путешествующих по Германии, Венгрии и Австрии. В результате двух взрывов, прогремевших на железнодорожных путях, погибли десятки людей. Преступника задержали и осудили в 1932 году, однако через 12 лет он исчез при непонятных обстоятельствах.

Первый взрыв обошелся без жертв

Около 22.00 18 августа 1931 года на железной дороге возле небольшого городка Ютербог произошел мощный взрыв. На воздух взлетело 3,5 метра железнодорожных путей, движение по которым — сказывалась близость Берлина — было чрезвычайно плотным. Скорый поезд D 43, ехавший из Берлина в швейцарский город Базель, сошел с рельсов. Под откос пошло 8 вагонов. Ранены оказались больше сотни человек. Жертв удалось избежать лишь по счастливому стечению обстоятельств.

В вечерние газеты новость попасть не успела (некоторые более поздние газетные статьи, посвященные подрывнику, можно посмотреть здесь). На утро же следующего дня две других темы привлекли большее внимание журналистов: неудавшийся досрочный роспуск (инициатива исходила нацистов и коммунистов) прусского парламента и убийство двух полицейских на берлинской Бюлов-платц (Право.Ru подробно рассказывало об этом здесь). Из-за шумихи, поднятой в результате этих двух событий, взрыв на железной дороге прошел незамеченным столичной публикой.

Полицейское расследование ни к чему не привело

Тем не менее, полицейское расследование было проведено. По его результатам (практически полные документы на венгерском языке можно посмотреть здесь, частичные выдержки из полицейских и судебных протоколов по-немецки выложены тут) на месте преступления сыщики обнаружили концы проводов, предохранители и обрывки нацистской газеты «Der Angriff», на которой от руки были написаны слова «Attentat — Revolution — Sieg» («Преступление — революция — победа»). Все это привело следователей к предположению, что теракт — дело рук национал-социалистов или коммунистов.

Полиция арестовала 25 членов этих партий, однако после коротких допросов отпустила 21 из них. Четверых оставшихся подозреваемых продержали в полицейском отделении еще несколько часов, однако так как никаких доказательств их причастности к взрыву не нашлось, пришлось отпустить и их.

Второй взрыв: 24 погибших и 14 тяжело раненных

Несмотря на дорогостоящие экспертизы вещественных доказательств с места преступления и небывало высокую награду в 100 тысяч рейхсмарок, назначенную за любые сведения, ведущие к поимке подрывника, расследование зашло в тупик.

Как ни страшно было это осознавать, полиции для сбора доказательств был необходим второй взрыв. И он не заставил себя ждать.

13 сентября 1931 года на воздух взлетел 25-метровый железнодорожный мост в местечке Биаторбаги (Biatorbágy) под Будапештом. В момент взрыва по мосту проходил скорый поезд Будапешт-Вена. Локомотив полетел в пропасть. На этот раз жертв теракта оказалось куда больше: погибли 24 человека, а 14 были тяжело ранены.

Во время опроса очевидцев взрыва венгерская полиция обратила внимание на сорокалетнего мужчину, который чрезвычайно охотно шел на контакт и заметно привирал об обстоятельствах происшедшего.

Сыщики вышли на след преступника

Детективов, побеседовавших с Сильвестром Матушкой (именно так звали этого человека) особенно смутило его ранение в лоб. Такую рану вряд ли можно было получить в результате взрыва: было похоже, что Матушка нанес ее себе сам.

Однако сыщикам нечего было предъявить Матушке, кроме догадок, поэтому он был отпущен, после чего тут же уехал в Вену, где жил вместе с женой и ребенком. Тем не менее, полиция продолжила детальное расследование взрыва сразу в трех городах: Вене, Берлине и Будапеште.

7 октября 1931 года (именно эта дата значится в документах дела) стало окончательно ясно, что именно Матушка совершил взрыв поездов Будапешт-Вена и Берлин-Базель. Более того, следствие пришло к выводу, что Матушка 31 декабря 1930 года и 31 января 1931 года предпринял две неудачные попытки заложить бомбы на австрийской железной дороге на станциях Нойленгбах и Мария Анцбах.

Мотивы Матушки остались неясны

Матушка был арестован в Вене 6 октября 1931 года. Он не стал отпираться, когда полиция предъявила доказательства вины, и сознался во всем. Однако о мотивах преступлений полиция так ничего и не узнала.

Судебные криминалисты до сих пор спорят о том, что же сподвигло Матушку на организацию взрывов. Одни специалисты объявляют его душевнобольным, другие приводят политические мотивы и даже гомосексуальность. Видимо, этот вопрос никогда не будет прояснен.

Читать еще:  Методы определения угла естественного откоса

Неудачливый коммерсант стал подрывником

Сильвестр Матушка родился 24 января 1892 года в местечке Войводина (территория тогдашней Австро-Венгрии). Во время Первой мировой войны он стал армейским офицером, а после демобилизации вернулся в родной городок и занял место школьного учителя.

Однако склонному к приключениям Сильвестру это быстро наскучило, и он решил попробовать себя на поприще коммерции. Матушка последовательно занимался торговлей специями, спекуляциями на рынке недвижимости и оптовой торговлей продуктами питания. Ни одно из этих предприятий не было успешным, и незадачливый бизнесмен 30 сентября 1930 года объявил себя банкротом. Теперь у него освободилось время для совсем других занятий.

Приговор: 6 лет карцера, а затем смерть, замененная пожизненным заключением

17 июня 1932 года суд присяжных в Вене приговорил Матушку к шести годам карцера за попытку двух взрывов на территории Австрии. Через четыре года преступника передали властям Венгрии, где суд приговорил его к смерти за взрыв поезда Будапешт-Вена. Уже через несколько часов приговор заменили пожизненным заключением.

История заключенного Сильвестра Матушки прослеживается до начала 1945 года: именно в этот момент всякие данные о нем теряются. Показательно, что никаких официальных записей о смерти подрывника не существует.

Матушка, возможно, был на Корейской войне

Все это стало благодатной почвой для домыслов и слухов. Например, некоторые исследователи высказывали точку зрения, что Матушка участвовал в Корейской войне на стороне коммунистов, подрывая местные железные дороги. Однако никаких доказательств этого нет. Тем более такая версия кажется невероятной, если учесть, что СССР, поддерживающему Северную Корею, было куда проще использовать опыт белорусских партизан, которые во время Великой Отечественной войны вели с нацистами очень успешную «рельсовую войну».

В конце 20 века имя Сильвестра Матушки зазвучало заново. В 1982 году на экраны вышел фильм «Виадук» (в американском прокате известен как «The Train Killer»), где рассказывается история его преступлений. Восемью же годами позже довольно популярная на Западе группа Lard записала песню, которая так и называется — Sylvestre Matuschka (послушать ее можно здесь).

Вагоны пустят под откос

«Укрзалізниця» продолжает программу сокращения сектора пассажирских перевозок. Администрация намерена списать целую партию пассажирских вагонов ночных поездов, которая равна почти половине закупленного подвижного состава за последние 10 лет. Эксперты критикуют инициативу по избавлению от ночных маршрутов и уверены, что в этом нет необходимости

Госадминистрация железнодорожного транспорта намерена списать в этом году 202 пассажирских вагона, которые до сих пор использовались в составе преимущественно ночных поездов. Об этом сообщила пресс-служба «Укрзалізниці». Эта партия составляет почти половину всего количества пассажирских вагонов, которые железные дороги закупили за последние 10 лет,- 550 единиц. Весь же рабочий парк пассажирских вагонов, таким образом, сократится на 3,5%. На первый взгляд, возможно, и небольшая доля, но она отображает печальную динамику развития пассажирского парка украинских железных дорог. За этот период он не только сократился количественно (более чем на 3,5 тыс., до около 6 тыс,, которые находятся в рабочем состоянии сейчас), но и ухудшился качественно. Так, еще в прошлом году пассажирское управление «Укрзалізниці» оценивало состояние износа пассажирского парка вагонов на уровне 70%, но уже сегодня, по данным администрации, 86% поездов дальнего следования устарели и подлежат списанию.

Списание вагонов именно из состава ночных поездов не случайно: этот шаг вполне согласовывается с планами «Укрзалізниці» по «оптимизации графика движения поездов», а проще говоря — по сокращению сектора пассажирских перевозок за счет ночных маршрутов. Напомним, о том, что в Украине скоро почти не останется ночных поездов, неоднократно говорил вице-премьер, министр инфраструктуры Борис Колесников. Избавиться от них планировалось в связи с появлением в сетке пассажирских маршрутов скоростных подвижных составов фирмы Hyundai, которые закупаются под чемпионат Евро-2012. Составы Hyundai будут курсировать в дневное время — сокращение времени пути должно избавить пассажиров от длительных ночных переездов, увеличить пассажирооборот на маршрутах за счет повышения частотности движения и сделать перевозки по этим направлениям прибыльными.

Отмена ночных поездов именно на этих маршрутах (предварительно их использование запланировано на рейсах между столицей и другими городами, принимающими Евро-2012) была бы целесообразной, поскольку это избавило бы поезда от лишней конкуренции. Но, по всей видимости, «Укрзалізниця» решила заодно отменить ночные перевозки на других маршрутах, что избавило бы ее сразу от нескольких проблем. Напомним, со следующего года железнодорожники хотят отменить 30 пар ночных поездов.

«Во-первых, железным дорогам не хватает вагонов и средств на их закупку нет. Во-вторых, большинство пассажирских поездов убыточно и сокращение их количества поможет сократить убыток от перевозок»,- делает предположения о мотивах администрации аналитик Центра экономического и политического анализа. По его словам, сегодня прибыльными для железных дорог являются лишь международные пассажирские перевозки, а также некоторые фирменные поезда, на которых уровень тарифов значительно превышает средний (например, фирменный ночной поезд Киев — Днепропетровск является прибыльным).

Эксперты сходятся во мнении: говорить о полной отмене ночных поездов в Украине непрофессионально — реализовать это в условиях наших расстояний и скоростей невозможно. Ведь дневные и ночные поезда — это разные ниши перевозки, которые не являются взаимозаменяемыми. Например, приводит аргумент эксперт из ЦЕПА, дневной поезд прибудет из Днепропетровска в Киев в 11 утра, а не в семь, как ночной, что далеко не всем будет удобно. Он напоминает, что начало внедрения дневных поездов в России (например, «Сапсанов» между Москвой и Санкт-Петербургом) не сопровождалось отменой ночных маршрутов по этим направлениям, а убирались лишь конкурирующие дневные поезда.

В «Укрзалізниці» не скрывают, что основными причинами отмены ночных поездов является нехватка подвижного состава и убыточность пассажирского сектора, но винят в этом государство: оно не выделяет деньги на закупки вагонов, и покупать их железным дорогам приходится за свой счет. При этом государство определяет и тарифы, по которым ей приходится возить пассажиров, а они, считают представители «Укрзалізниці», гораздо ниже рыночных. Вот только информацию о том, как именно распределяются средства, к примеру, от грузовых перевозок, в администрации не раскрывают.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector